От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

Карнавал концепций
Категория: РОСС Дата и время публикации: 25.03.2011 20:51

alt

Источник: Вечерний Бишкек


Почему Кыргызстан никак не может уверенно встать на рельсы устойчивого развития? Почему институты власти со своими проектами новых концепций не успевают за изменениями в общественном сознании?Считается, что одна из проблем в том, что до сих пор не сформулирована общенациональная идея, которая бы объединила всех граждан страны, и не озвучены основы государственной идеологии.   Об этом шла речь на круглом столе, в котором приняли участие Ташполот БАЛТАБАЕВ, депутат Жогорку Кенеша от партии “Ата Мекен”; Зайнидин КУРМАНОВ, профессор КРСУ, директор Института парламентаризма и демократии, бывший спикер Жогорку Кенеша; Шаазадан ТЮМЕНБАЕВ, эксперт отдела этнической, религиозной политики и по взаимодействию с гражданским обществом аппарата президента КР; Мавлян АСКАРБЕКОВ, представитель общественного объединения “Совет молодежи Кыргызстана”; Александр ИВАНОВ, председатель Русского объединительного союза соотечественников (РОСС).

У надежды нет рассвета

“ВБ”: — Почему поднимается вопрос о том, что страна нуждается в выработке основ государственной идеологии? Неужели без нее мы никак не можем обойтись?

БАЛТАБАЕВ: — Действительно, недавно на заседании фракции “Ата Мекен” я поднимал этот вопрос, потому что было много обращений “снизу” на эту тему. Для принятия нужного решения необходимо выслушать мнение общества на сей счет. Наша фракция инициировала общественное обсуждение по вопросу: что такое идеология, какой должна быть ее концепция? Лично мое мнение: без государственной идеологии нельзя объединить народ, проживающий на территории Кыргызстана. Общество стало настолько фрагментированным, что только государственная идеология способна объединить всех вокруг какого–то одного общего знаменателя. Независимо от того, какие политические силы приходят во властные структуры и к управлению страной, госидеология не должна меняться. А страна должна развиваться в русле выработанной общей для всех идеи. Думаю, мы созрели для того, чтобы принять документ и дальше руководствоваться им. Это наша цель.

АСКАРБЕКОВ: — За последние 20 лет четкой общенациональной идеи в Кыргызстане сформулировано не было. Имелись лишь некие попытки в этом направлении, не оправдавшие ожиданий. К сожалению, мы видим массовую маргинализацию общества, особенно молодежи. Свидетельство тому — две происшедшие революции, их активными участниками были молодые люди. Конечно, нельзя сказать, что все они маргиналы, но именно в этих событиях и во время выборов часть молодежи показала себя с негативной стороны. Это результат того, что все эти годы по отношению к молодежи отсутствовала серьезная госполитика, а идеологии, как таковой, у нас не было.
Сейчас новое поколение не верит, что в стране возможны кардинальные изменения в лучшую сторону. Хотя после 7 апреля появилась надежда, что наконец–то мы, прогнав клан Бакиевых, заживем как люди, начнется позитивное развитие. Наши лидеры клялись, некоторые из них даже плакали, уверяя, что не будут воровать, а приложат все усилия, чтобы изменить ситуацию в стране. Но на деле мы постоянно наблюдаем, как представители новых властей дерутся за портфели, борются за распределение бюджетных средств, делят сферы влияния в бизнесе.

КУРМАНОВ: — Политические партии бесконечно заявляют о себе как последователи социалистической, консервативной, либеральной, религиозной идеологий. Но люди хотят ясности и понятности. Почему идет такое неприятие этих идеологий? Потому что наше общество другое. Кыргызстан — страна, где доминируют две идеологии: традиционная и советская. Если реально смотреть на вещи, то главным идеологическим документом в нашей стране должна быть Конституция. Это и программный, и политический, и правовой документ, выстраивающий будущее и анализирующий прошлое. Но дело в том, что наша Конституция больше похожа на французскую или немецкую, то есть написана в чужой традиции и культуре. То, что приемлемо для урбанистического французского общества, с трудом ложится на наше традиционно–советское общество. Именно поэтому люди требуют разработки такой госидеологии, где бы ясно и понятно было сказано, куда же мы движемся.

ИВАНОВ: — В основе госидеологии должна быть простая идея: кыргызский этнос как государствообразующий сплачивает вокруг себя других, чтобы вместе работать и трудиться на благо этой страны. А пока идет покровительство только титульной нации и ее доминирование. Может, не стоит торопиться. Инициатива должна созреть “снизу”. Идеология сформируется лет через 5–10. Но сейчас рановато разрабатывать документ как некую доктрину. А ведь у нас была великолепная идея: “Кыргызстан — наш общий дом”.

КУРМАНОВ: — Судя по тому, что вы говорите, уважаемые коллеги, в нашем обществе налицо дезориентация: люди не знают, куда двигаться и зачем. Когда представитель социалистической партии “Ата Мекен”, призванный защищать социалистическую идеологию, поднимает названные им вопросы, то это свидетельствует о серьезных проблемах, которые существуют в нашей стране. Социалистическая идеология — продукт западной цивилизации. А в Кыргызстане нет рабочего класса. Ведь социал–демократия или социалистическая идеология — это платформа рабочего класса. Вот такие парадоксы. По идее, такие партии, как “Ата Мекен” и СДПК, — это брат и сестра, близнецы. Они должны быть в коалиции как разделяющие общие ценности. Но этого нет. Значит, что–то у нас не так.

Какой «изм» превыше всего?

“ВБ”: — Аппарат президента уже начал работу над таким довольно высокоидеологическим документом, как “Концепция этнического развития и консолидации общества”. Есть ли надежда, что этот документ станет затем базой для того, чтобы выработать основу для общенациональной идеи?

ТЮМЕНБАЕВ: — Для нашей страны очень важно, чтобы народ объединился. Наше общество разделено по политическим интересам, по религиозным взглядам. Делимся и по этнической принадлежности, по регионам, по родам и племенам. Поэтому нам нужна консолидирующая идея. Да, аппарат президента инициировал проект этой концепции. Начиная с прошлого года мы провели несколько встреч при участии представителей правительства, НПО, академических ученых. Проект почти готов и скоро будет вынесен на обсуждение общественности.

АСКАРБЕКОВ: — По поводу этой концепции как член рабочей группы хочу сказать, что это действительно идеологический документ. Но предложенный вариант названия не совсем удачен. Мы пересмотрели подобные документы Латвии, Литвы, Молдовы, где четко обозначены приоритеты. В этой концепции мы должны заложить механизмы для того, чтобы избежать возникновения межэтнических конфликтов. Партия “Ата–Журт” предлагает свой проект национальной концепции. И мы хотим объединить усилия и принять документ на законодательном уровне.

“ВБ”: — Обществу нужны какие–то действенные меры. Тем более что многих тревожит тенденция скатывания Кыргызстана к идеологии, основанной на национализме.

ТЮМЕНБАЕВ: — В сознании кыргызского народа понятия национализма как такового нет, а есть здоровый патриотизм. Прожить 70 лет под давлением идеологии Компартии, затем освободиться от давления. Последующий подъем национального самосознания — естественный процесс. Такое наблюдается не только у нас, но и во всех бывших союзных республиках. Но национализм как таковой меньше всего проявляется в Кыргызстане. Конечно, есть некоторые политики, которые, чтобы заработать себе политический капитал, эксплуатируют национал–патриотические идеи. Но это совсем не значит, что сознание всего народа сплошь шовинистическое и крайне националистическое. Нет! После распада Союза всем нашим этносам, и русскоязычным тоже, здесь намного лучше жилось, чем, к примеру, в Таджикистане, Узбекистане, Грузии, где зачастую вам по–русски сейчас никто не ответит.

АСКАРБЕКОВ: — Если мы будем публично все время говорить, что у нас есть национализм, это не приведет к межэтническому согласию. Если все наши лидеры и некоторые журналисты будут пользоваться всякий раз этим словом, нагнетать ситуацию (а руководители некоторых НПО говорят, что у нас президент — националист), то когда же в подобной ситуации можно ожидать межэтнического согласия? Каждый человек должен нести ответственность за то, что он говорит публично. Мы должны стараться всеми средствами сблизить и сдружить наших граждан. Прежде чем говорить, что у нас проповедуется идеология национализма, нам надо посмотреть, что у соседей происходит.

ИВАНОВ: — Впервые начиная с 2010 года мы говорим о том, что проблема национализма выросла до уровня государственной политики. Ведь первый и второй президенты делали какие–то попытки стабилизировать обстановку в межэтническом плане. Но в последнее время мы столкнулись с волной выпадов. Не скажу, что титульная нация в целом проявляет национализм. Речь идет о его проявлениях со стороны неких группировок, криминальных элементов и отдельных политиков.
Мы наблюдаем, что ряд политических деятелей способствует тому, чтобы поднять волну вслед за ошскими событиями. Зачем нам ориентироваться на соседей? Нам надо создавать ценности внутри страны. Мы — страна многонациональная, и нужно говорить об общенациональной идее, которая, бесспорно, должна сформироваться на ценностях, значимых для всех этносов, проживающих здесь. Нужно думать, как закладывать идеологические механизмы в образовании. Ведь некоторые одобренные Минобразования учебники по истории Кыргызстана содержат провокационные пассажи, не способствующие воспитанию межэтнической толерантности.

КУРМАНОВ: — Хотел бы сказать, что не надо рождать еще одну бумажку. Их знаете, сколько уже написали! И по поводу вашей концепции этнической политики скажу, что это будет очередной труд на бумаге, который никому не будет нужен. Стоит подумать о том, как создать механизмы, которые станут побуждать нас к действиям, решениям и осознанию того, что происходит в реальности. Бакиев, стоит сказать, в области национальных отношений пошел дальше, чем нынешняя революционная власть, заявив о необходимости построения гражданской, политической нации. Но то, что сейчас происходит, а именно: кризис в межэтнических отношениях, есть итог той этнократической политики, когда есть основная нация, а все остальные как бы группа поддержки. В других странах эту проблему решили тем, что убрали пятую графу в паспорте, и все граждане оказались с одинаковыми правами и возможностями. Вот это и есть реальный механизм. Надо соблюдать правила и строго наказывать за их несоблюдение. А у нас ведь нарушить закон — это не преступление и не правонарушение.

АСКАРБЕКОВ: — Мое предложение как члена рабочей группы по разработке проекта концепции этнической политики и интеграции Кыргызстана: мы должны проводить Дни этнической культуры. Вы знаете, например, как корейцы празднуют Новый год по восточному календарю? А про свадьбу дунган? Или, допустим, что принято дарить на день рождения у карачаевцев?

БАЛТАБАЕВ: — В мире, как известно, существует несколько крупных религий. В общем–то, они и есть идеология. Идеология — это то, что объединяет людей и воспитывает их. Вот здесь было сказано про традиции и обычаи нашего народа. Это замечательно, их надо культивировать, пропагандировать. Следующий момент — государственный язык. Не зная языка, не поймешь и самого человека. Однако насильственными методами, когда, например, начинают требовать ведения делопроизводства только на государственном языке, результата не добьешься.

Манас, Манас, ты кормишь нас

“ВБ”: — По многим публикациям в прессе мы видим: выдвигается предложение, что в Кыргызстане должна быть идеология, основанная на эпосе “Манас”, и все. Но мы уже, извините, проходили этот путь!

ТЮМЕНБАЕВ: — Например, тот же самый “Манас”. Вот его как в свое время представили народу? В “семи заветах” эпического героя. Но люди не восприняли идеологию в такой форме. И, в общем–то, правильно поступили.

АСКАРБЕКОВ: — “Семь заветов Манаса”, предложенные Акаевым, были введены в программу дошкольных и средних общеобразовательных учреждений, однако так и не стали основой нашей национальной идеологии. Почему? Потому что механизм реализации идеи был неправильным. Механизм реализации любой идеи должен быть самым простым, элементарным. Чтобы она была понятна каждому человеку. По поводу Манаса. Я считаю, что в каждой стране, у каждой нации должны быть свои национальные герои. Без них нация не нация. Потому что у нее должен быть идеал, который эта нация почитает, боготворит, восхваляет. Например, в Узбекистане сравнительно недавно сделали великого военачальника Амира Тимура национальным героем.

“ВБ”: — Какая же идеология нам нужна и кто ее реально может конструировать?

КУРМАНОВ: — Нужна идеология, которая говорит о необходимости перемен, что мы в таком состоянии оставаться не можем. Должны быть заявлены определенные принципы: не только верховенство права, абсолютность прав человека. Это есть в Конституции. Есть и другие принципы, потому что в традиционном и советском обществе имелись и другие ценности: право народа, право природы, право предков, право потомков, которые в рамки нынешней нашей Конституции никак не встраиваются, иначе рушатся целостность и концептуальность европейской традиции.
Признание ценности и абсолютности только лишь прав и свобод человека без учета интересов нашего общества и права групп коллективов может привести к трагическим последствиям. Это мы видим в Ираке и Афганистане. А чем отличаются иракцы от кыргызстанцев? Там такая же структура общества и менталитет. Эксперимент по насаждению демократии там не удается. Почему же мы на себя не посмотрим собственными глазами и не признаем, что и у нас подобный эксперимент не удался? Ведь произошли два государственных переворота и имеется ожидание очередных...
А разве у нас государство ведет диалог с обществом? К примеру, отношения с религиозными институтами свелись к тому, чтобы контролировать хаджи и визы в Аравию выдавать. При этом религиозность общества растет, появляются новые конфессии и культы. Наши традиционные религии нуждаются в поддержке и помощи со стороны государства.
Нужно определиться, какую страну мы хотим построить? “Вторую Швейцарию” осмеяли! Хотя цель — нормальная. Японцы ведь тоже поставили цель: японский дух и европейские знания. Петр Первый ставил цель прорубить окно в Европу, стать европейским государством с соответствующим пакетом европейских ценностей и европейского благополучия.

От затеи до идеи

“ВБ”: — Кто–то должен уже садиться и писать концепцию?

КУРМАНОВ: — Люди давно уже не живут по концепциям. Это вчерашний день. Сейчас очень важно стратегическое программирование, потому что в наших условиях быстрых перемен трудно принимать какие–то концептуальные документы, а потом постоянно вносить в них изменения. Очень важно определиться: какие реформы необходимо провести в ближайшее время, чтобы достичь общей цели. Не надо все время начинать с нуля. Должна быть преемственность. Просто нужно критически подойти к деятельности предыдущих правительств. Акаев сначала по правильному пути пошел, начал искать цель. А при Бакиеве начали вводить различные проекты и внедрять механизмы реализации.

АСКАРБЕКОВ: — У Акаева 15 лет было, чтобы построить и Швейцарию, и Японию. А у Бакиева почти пять лет. Но что они сделали? Если у народа не будет надежды на лучшую жизнь, то ничего не поможет. Самое главное, это показать людям свет в конце туннеля. А когда, к сожалению, экс–спикер ЖК говорит, что все равно у нас ничего не получится и ничего не изменится, то что остается человеку? Когда нет надежды на завтрашний день в этой стране, человек маргинализируется, уезжает из страны либо озлобляется и начинает мочить кого–то. Надежда — это часть идеологии. А вы своим пессимизмом лишаете людей веры в светлое будущее.

КУРМАНОВ: — Между прочим, вы первый сказали, что были высокие надежды, но ни черта ничего не получается, мол, опять пришли воры. Вы же говорили? Я никому никаких оценок не даю, а просто анализирую. А для того чтобы надежда не умирала, мы должны что–то делать и куда–то двигаться. Я не враг новому правительству. Наоборот, у меня досада: смена власти происходит, но ничего не меняется. Кроме кадровой чехарды, что мы видим? Опять вытаскивают из сундуков разработку концепций, программ и прочее. Это возвращение назад. Мы этот этап прошли. В политологии есть концепция малого государства и концепция развития. К примеру, Узбекистан и Казахстан период концепции малого государства, когда формируются все институты, уже прошли. Они начали второй этап — развития экономики, социальной сферы. А мы же застряли на первом этапе, у нас до сих пор обсуждают: будет ли идеология или нет, изменять герб или нет, изменять ли цвет флага и текст гимна? А нужно давно двигаться дальше.

ИВАНОВ: — У нас проблема в том, что мы все наши беды пытаемся свалить либо на кого–то, либо на Конституцию. Сколько раз у нас менялось правительство, да и насчет Конституции мы находимся в поиске, не определились раз и навсегда. Идет движение, чтобы усиливать президентскую власть, потому что парламентская себя не оправдала. И опять начнем менять Конституцию? Но ведь этот документ должен стать столпом стабильности государства, давайте не будем менять ее хотя бы 10 лет.

КУРМАНОВ: — Нет плохих или хороших форм правления. Президентская форма замечательно работает во многих странах, полупрезидентская, парламентская тоже. Есть бездарные политические исполнители. Почему все президенты США харизматичны, ораторы и влиятельные политики? Потому что там серьезная конкуренция и отбор. И в Германии то же самое. Канцлер замечательно управляет, потому что там с улицы не приходят, а существует иерархия отбора, целые школы по воспитанию политических элит. Управление — искусство, царская наука. И нам надо решать эти проблемы иным способом. Ну не будем же мы тысячу раз переписывать Конституцию. Давайте вокруг существующего варианта Основного закона постараемся сплотиться. По крайней мере, его преимущество в том, что он не дает другим воровать. Но Конституция должна давать возможность развиваться и двигаться вперед. Потому что могут быть забыты идеи развития.

БАЛТАБАЕВ: — Только что говорили про США. Там действительно создано общество равных возможностей. Независимо от того, кто у них во власти, их система всегда будет функционировать бесперебойно. Любой талантливый человек может реализовать там свой потенциал. Именно поэтому все целеустремленные люди со всего мира едут в США. Мы в Кыргызстане тоже должны создать такие условия, чтобы у людей появилась уверенность в завтрашнем дне. Чтобы они независимо от национальности, пола, религии, возраста могли добиться успеха, если станут честно трудиться. Допустим, как в Малайзии, где лидерами становятся и политики китайского происхождения.

“ВБ”: — У нас в парламенте — представители пяти партий. Готовы ли они двигаться в русле развития страны и осуществлять перемены?

БАЛТАБАЕВ: — Мы не должны путать формы правления, всякие революции, смену власти с национальной идеологией или идеей. Вот вы, вечеркинцы, собрали на этот круглый стол пятерых продвинутых участников. И какой же вы ответ получили от нас?

“ВБ”: — Ну мы пока конкретного ответа еще не получили...

БАЛТАБАЕВ: — Наивно ожидать, что мы дадим исчерпывающий ответ на вопрос, какой должна быть национальная идеология. Я не согласен с мнением, что у нас нет политической элиты. На самом деле есть образованные люди, которые думают и переживают за будущее Кыргызстана. Вот они–то и должны думать над разработкой национальной идеологии. Однако никто не может претендовать на истину в последней инстанции. В моем понимании национальная идея должна быть простой и понятной для всех слоев общества: начиная от президента до простого сапожника или дворника. К сожалению, Конституция, всякие концепции — мудреные документы, которые понятны только подготовленным людям. Если мы сумеем найти знаменатель, который объединит под собой всех без исключения кыргызстанцев, то тогда нас ждет светлое будущее.

Легко ли служить молодым?

“ВБ”: — Давайте о том, какие механизмы нужно вводить и на что должны быть направлены первые шаги, чтобы у нас в стране начала реализовываться идеология развития.

КУРМАНОВ: — Под механизмом предполагается пакет документов, который вынуждает производить действия и корректировки. Первое — обоснование, зачем это нужно, на двух — трех страницах. Второе — это план действий, расписанный пошагово. И третье — финансирование, как оно будет обеспечено. А также список исполнителей этого проекта. Если таким образом не расписывать, то все эти бумажки превращаются в пустышки, и толку от них мало.

“ВБ”: — А кто должен взять на себя ответственность по реализации?

КУРМАНОВ: — Этим должно заниматься государство, если оно заинтересовано в необходимости такого рода документов. Оно должно создать группы аналитиков, поручить им подготовить такой стратегический документ. Нужно создавать новые структуры, которые способны эти перемены осуществлять и планировать. А нынешние госструктуры, как показывает жизнь, не способны на перемены. Они могут только делить или распределять ресурсы и деньги, а не продуцировать новые идеи. Еще нужно готовить элиту, аналитиков, способных стратегически планировать и генерировать идеи. Но в этом плане всегда были проблемы, а теперь они стали более очевидными.
Можно сейчас говорить: давайте делать реформы. Но с чего надо начинать? Надо осознать необходимость этих перемен, а идеологический документ должен объяснить, почему это необходимо делать. Вопрос реформы государственного управления стоит сейчас крайне остро. Только после нее и осмысления того, что перемены необходимы и что надо делать, могут начаться реформы. Сейчас говорят: давайте делать реформы то в одной сфере, то в другой. Но нужно ответить: кто их будет делать, зачем и на какие деньги? Все наши неудачи в том, что, когда начинаем делать реформы, не создаются соответствующие структуры, способные воспроизводить перемены, которые должны реализовывать новое. Поэтому все глохнет. Проекты разворовываются или останавливаются, люди меняются, и ничего не происходит.

ТЮМЕНБАЕВ: — Да, очень нужны конкретные механизмы, действительно, хватит нам болтологии, хватит никому не нужной писанины. Но любой механизм должен подстраиваться под что–то, исходить из чего–то. Какая–то база все равно должна быть. И именно оттого, что до сих пор не создана нормальная база, у нас и проблемы с выработкой национальной идеологии.

ИВАНОВ: — Если в Кыргызстане когда–нибудь сформируется национальная идеология, то, на мой взгляд, она должна базироваться на трех идеях. Первая заключается в том, что необходимо укреплять реальный суверенитет Кыргызстана. Не просто создать какие–то атрибуты государства, но и обеспечить развитие, состоятельность страны. У граждан должна быть уверенность в сохранности целостности государства. Вторая идея — это идея народовластия. Народ должен реально через местные кенеши выбирать высших руководителей. Это один из механизмов реального управления государством. Третья идея — это идея народных ценностей, в первую очередь кыргызского народа с его традициями и обычаями. И бережное отношение к семье, и уважение стариков, и гостеприимность. И через все это и может родиться национальная идеология.

“ВБ”: — Как вы относитесь к тому, что должна произойти “поколенческая революция”? Чтобы молодые продвинутые люди наконец–то смогли реально участвовать в управлении государством. Может быть, именно они смогут осуществлять перемены в обществе?

БАЛТАБАЕВ: — Это не должно делаться кавалерийским наскоком, какими–то скачками, урывками, революционными методами, дескать, всех стариков надо убрать, а вместо них поставить вчерашних выпускников вузов. Надо обеспечить преемственность власти. Чтобы молодые люди понимали: они пришли к власти не потому, что они молодые, а потому, что подготовлены, созрели для выполнения этой важной управленческой функции.

ИВАНОВ: — По поводу молодежи хочу отметить, что, когда президент Грузии Михаил Саакашвали пришел к власти, он как раз–таки пошел по революционному пути: убрал всех стариков. Например, мэром города Батуми назначили 25–летнего парня. А у нас молодых людей пускают лишь в низовые звенья госуправления. Но пока молодые кадры дослужатся до должности руководителя, они тоже становятся подверженными коррупции, поскольку во время движения вверх по служебной лестнице им невольно приходится вращаться в этой среде. Актуальна проблема того, что молодежь не имеет доступа к принятию решений, она всего лишь исполнитель приказов и прихотей вышестоящего начальства.

АСКАРБЕКОВ: — Идеология государства в том, чтобы наши лидеры достойно себя вели, соблюдали законы, боролись против коррупции и отстаивали справедливость. Только тогда можно говорить, что имеется основа для выработки показательной идеологии для нашей молодежи. К сожалению, у нас этого не наблюдается.
Бермет МАЛИКОВА и Кубанычбек МУКАШЕВ.
 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Если Вы уже зарегистрированы, выполните вход на сайт.

test