От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

Нынешний Кыргызстан — проекция будущего России?
Категория: Взгляд со стороны Дата и время публикации: 24.03.2011 19:26

alt

Источник: Ферана.News


Центр политических технологий «ПолитКонтакт» (Москва) приглашает киргизских аналитиков принять участие в подготовке доклада о ситуации в Кыргызстане и предложений по развитию российско-киргизского сотрудничества.

Доклад планируется опубликовать накануне слушаний по Кыргызстану и российско-киргизским отношениям, которые пройдут в Госдуме в апреле 2011 года.

- Сбор материалов мы хотели бы завершить к 10 апреля, чтобы было достаточно времени для подготовки итогового текста, - пояснил «Фергане» исполнительный директор московского АНО «ЦПТ «ПолитКонтакт» Андрей Медведев. - Пожалуйста, присылайте свои предложения по структуре доклада, по оценке текущей ситуации и по усовершенствованию характера наших двусторонних отношений на наш почтовый ящик politcontakt@mail.ru.

- Андрей, расскажите, пожалуйста, что представляет собой «ПолитКонтакт».

- Мы позиционируем себя в качестве эффективной коммуникационной площадки, обладающей определенными преимуществами по сравнению с аналогичными проектами. Одним из таких преимуществ является тот факт, что большинство членов нашей команды родились или долго прожили в странах Средней Азии, и за время проживания в Москве не утратили связь с регионом. Отмечу, что делая те или иные оценки, мы не стремимся кого-либо задеть. Тем более я далек от иллюзий, что «ПолитКонтакт» как структура, обладающая ограниченным людским потенциалом, способен в одиночку что-либо кардинально исправить. Но за несколько лет присутствия в пространстве общественной дипломатии мы наработали свой собственный опыт, позволяющий позиционировать себя вышеуказанным образом. Наши партнеры, которые привлекали и привлекают нас в качестве устоявшегося коллектива, обеспечивающего качественный менеджмент того или иного проекта, будь то международная конференция или чья-то персонифицированная предвыборная кампания, об этом хорошо знают, и, как говорится, в рекламе мы не нуждаемся.

- Ваш ответ очень похож на саморекламу. Давайте перейдем к конкретике.

- Недавно я побывал в Бишкеке, где участвовал в работе круглого стола «Россия и Центральная Азия: проблемы информационных и экспертных коммуникаций», организованного Бишкекским пресс-клубом. Итогом поездки стало обновленное представление о том, чего в экспертном сообществе России не хватает для квалифицированного понимания ситуации в Кыргызстане.

Мы воспользовались проведением в Москве «Международного экономического Форума государств-участников СНГ», на который Секретариат СНГ пригласил и делегацию из Кыргызстана. Нам было очень приятно, что среди делегатов оказались и представители третьего сектора, с которыми мы имели возможность пообщаться, сверить свои подходы и оценки и, надеюсь, наладить долгосрочные отношения. Я говорю о киргизских организациях - фонде комплексных исследований «Форсайт» и общественном фонде содействия развитию бизнеса и предпринимательства «Единство». Их руководители достойно выступили на форуме и, как я понял, вызвали весьма неподдельный интерес. Прежде всего, тем, что выразили готовность не только обсуждать и разъяснять сложившуюся ситуацию в Киргизии, но и предлагать для всестороннего обсуждения пути выхода из кризиса и даже готовые решения.

В период их пребывания в Москве мы смогли пообщаться с ними и в рамках круглого стола в Информационно-аналитическом центре МГУ, который прошел 16 марта и был посвящен презентации доклада «Президентские выборы в Казахстане. Взгляд из России». Для нас это важно, потому что Алексей Власов, возглавляющий ИАЦ, в этом году по линии МГУ и РГГУ начал реализацию пока небольших, но абсолютно конкретных проектов сотрудничества с киргизскими вузами. Они также кардинально не исправят общей ситуации в плоскости гуманитарного сотрудничества, тем не менее, это, безусловно, начало реализации подхода «через малые дела решать серьезные проблемы». Думаю, что к его инициативам со временем проявит интерес и российский МИД, обладающий несоизмеримо большими ресурсами.

- Каким Вы видите содержание доклада, который хотите подготовить к апрельским слушаниям в Госдуме?

- Если по структуре, то это должен быть документ, изложенный на 7-10 страницах. Из них большая часть должна быть посвящена не описанию текущей внутриполитической ситуации в Киргизской Республике, не сортировке персоналий по принципу «хороший-плохой», а четкому обоснованию - зачем Киргизия нужна России, что России необходимо делать в Киргизии, и большая и главная часть – как ей это делать.

- Вы думаете, до Вас этого никто не делал?

- Безусловно, делали. Но мы не собираемся наш взгляд противопоставлять другим. Однако если мы предложим качественно иной продукт, то есть шанс, что он окажется полезным и, возможно, необходимым дополнением ко всему конструктивному, что будет изложено в иных докладах. Разве это не суть общественной дипломатии?

- На чем, по Вашему мнению, необходимо делать акцент?

- Если говорить о собственной субъективной позиции, то я разделяю мнение тех наших киргизских коллег, которые считают, что в Киргизии, ни больше ни меньше, решается судьба и самой России.

Что мы наблюдаем в Киргизии? На мой взгляд, отсутствие сильной власти, отсутствие вертикали власти в лучшем ее понимании - чтобы на местах не только слышали, что говорят в Бишкеке, но еще и выполняли это; отсутствие качественного госаппарата, «тонкость» социальной базы, поддерживающей режим, громадный заказ общества на социальную справедливость и ее колоссальный дефицит на данном этапе. И как следствие этого – рост влияния религиозного фактора и обострение межэтнических отношений. Вам это ничего не напоминает?

- Ну, если вы намекаете на Россию, тут, как минимум, имеется сильная власть. Существуют, якобы, противоречия внутри правящего тандема, но и они, вроде бы, не критичны.

- На мой взгляд, имеющиеся или не имеющиеся противоречия внутри тандема сегодня имеют второстепенное значение, хотя именно на них как будто специально обращено внимание экспертных сообществ. На самом-то деле противоречия между командами внутри правящей элиты, которые есть всегда, - ничто по сравнению с пропастью между ожиданиями общества от правящей элиты в целом и ее способностью сократить дефицит справедливости. Если рассуждать такими категориями, то становится понятным, что тезис о том, что Кыргызстан – это не что иное, как маленькая проекция будущего России, уже видится не такой уж утопией.

- Логика Ваших рассуждений понятна, хотя Вы явно преувеличиваете. Киргизское общество и российское – это разные вещи.

- Во многом да. Но есть и общие черты. Именно киргизы при всей внешней непохожести с русскими обладают одной общей чертой, которая выделяет их из ряда иных этносов Средней Азии – способностью на бессмысленный и беспощадный бунт. Для его начала достаточно ведь всего немного крови. А чтобы спровоцировать, как Вы понимаете, многого не нужно.

В этой связи от внешней политики России в отношении Киргизии, успешности ее конкретных шагов, зависит намного больше, чем кажется на первый взгляд. Не справится Россия с разрешением киргизского кризиса - не факт, что она справится с апробированными в Киргизии технологиями раскачивания ситуации уже и в самой РФ. При всем желании Россия не отгородится от Средней Азии одним лишь введением визового режима. Это, безусловно, тупиковый путь, и весьма печально, что о таком варианте развития отношений России со странами Средней Азии вообще говорится в публичном пространстве. И кем говорится!

Именно поэтому мы и выходим с инициативой подготовки доклада в преддверии слушаний в Государственной Думе. Пусть это будет нашим маленьким вкладом в анализ ситуации и поиск выходов. Мы готовы озвучить ряд идей, которые буквально лежат на поверхности, они даже не нам принадлежат, их нам подсказывают наши киргизские единомышленники.

- Например?

- Обращу внимание лишь на один аспект. Россия всегда больше всех помогала, помогает и будет помогать странам Средней Азии. И материально, и политически, и иными способами, включая доступ на свой рабочий рынок. Причем помогает даже в неблагоприятных для себя экономических условиях. Тем не менее, Вы меня в этом поддержите, бывая на различного рода форумах в Средней Азии, мы каждый раз слышим тезис об отсутствии внятной российской среднеазиатской политики. И дело тут не в неблагодарности, а в неэффективности данной помощи в части, касающейся прямых финансовых вливаний.

- Но ведь, например, киргизский бюджет или таджикский без поддержки извне не справятся самостоятельно. Таджикистан, например, расплачивается с российской стороной за вырабатываемую Сангтудинской ГЭС-1 электроэнергию из средств Всемирного банка. Каким образом Россия может отказаться от прямой поддержки киргизского бюджета?

- Давайте расставим еще некоторые акценты. Прямая поддержка Россией расходной части киргизского бюджета – безусловно, мера вынужденная. Но использование данной формы поддержки не может быть вечной. Наступает момент, когда тезис о том, что «мы маленькие и бедные, а вы большие и богатые», перестает работать. И, прежде всего, потому, что в России весьма малое количество людей верит в истинную бедность Киргизии и Таджикистана. Более того, и мне, и, наверняка, Вам, доводилось неоднократно слышать и такие оценки: «Члены семьи Бакиевых просто нищие по сравнению с членами семьи Рахмона. И в Киргизии, и в Таджикистане имеются долларовые миллионеры, а величина теневого ВВП соизмерима с официальным. Почему Россия должна поддерживать бюджеты этих стран? Вся их проблема - в том, что нынешние руководители, начиная с А.Акаева после 1998 года, оказались просто не в состоянии контролировать действия и алчность членов своих семейных кланов. Таким же становится новый президент Туркменистана с его армией племянников, на которых просто не хватает объектов бизнеса, приносящих доходы. При чем здесь теперь Россия?».

На мой взгляд, логика в подобных рассуждениях присутствует. В России на всех уровнях должно прийти понимание о том, что линейные способы помощи перестают работать. Но ведь это не единственный вариант поддержки.

Россия дает льготные кредиты и финансовую помощь фактически на проедание. При этом на уровне нынешней политической элиты Кыргызстана звучат заявления об укреплении киргизско-российских отношений, а в глубинке укрепляется негативное отношение к сотрудничеству с Россией. Что бы ни писали российские СМИ о вечной дружбе русского и киргизского народов, данные тенденции в киргизском обществе растут как снежный ком.

Так вот, мы совместно с нашими киргизскими партнерами готовы представить предложения о том, как исправить данную ситуацию. При этом изобретать велосипед не нужно – все лежит на поверхности. Это и есть простые решения в плоскости проектной деятельности. И мы готовы доказать, что малыми шагами можно решать сложнейшие задачи. Нужно всего лишь понимать отличия проектных подходов от линейных, которые не дают необходимых результатов.

- Но проектная деятельность потребует со стороны России дополнительных расходов, и, возможно, немалых?

- В любом случае, соизмеримых, например, с расходами на челекенские блины на празднование Масленицы в Лондоне. Мы готовы предложить для обсуждения пакет проектов, которые при адекватной и не столь масштабной помощи со стороны России способны за 3-4 месяца охватить более 20 процентов населения Киргизии самоокупающейся хозяйственной деятельностью, а в прямой привязке с этим добиться информационного охвата до 80 процентов населения в целях противодействия антироссийским настроениям.

- Но ведь в Киргизии работают российское посольство, представительства ФМС, Россотрудничества, ТПП и другие. Неужели Вы думаете, что они не предлагают чего-то аналогичного?

- Я не выступаю с платформы критики в адрес перечисленных Вами структур. Наша деятельность не противоречит российской официальной политике, мы всего лишь предпринимаем попытку обратить внимание всех заинтересованных сторон на форму сотрудничества в рамках проектной деятельности. По крайней мере, на все мероприятия, в проведении которых наша площадка принимала участие в качестве организационного звена, представители российских посольств всегда приглашались и они всегда положительно отзывались о качестве нашего подхода. Поверьте, нам есть чем хвалиться и что показать. Здесь ведь дело не в критике, а в разности линейного и проектного мышления.

- И Вы рассчитываете, что Вас услышат?

- Не услышат, если «ПолитКонтакт» будет позиционировать себя в качестве «самого умного». В соавторстве же с киргизскими партнерами, которых я и приглашаю к пробному совместному проекту, мы сможем сделать намного больше.

- Вы не боитесь того, что озвученные Вами идеи будут реализованы другими?

- Больших амбиций у нас нет. Но в проектной деятельности есть один принцип – инициатор проекта должен участвовать в его реализации. Если этого не происходит, то рушится связь с конечным результатом. Примеров множество. Любую хорошую идею легко скомпрометировать бездарным исполнением. В этом плане деятельность и российского посольства в Киргизии, и представительства Россотрудничества там же не являются исключением из данного правила. Есть конкретные примеры из «современной истории», но не будем сегодня об этом.

- У Вас есть представление о том, каким образом можно исправить отношения не только с Кыргызстаном, но и с другими странами постсоветского пространства?

- Я не стратег, чтобы мыслить подобными категориями. Но есть абсолютно понятные ходы. Например, ежегодно Россия тратит около $1 млрд. из госбюджета на участие в глобальной системе Содействия Международному Сотрудничеству (СМР). При этом у каждой развитой страны-члена системы СМР есть и собственная национальная концепция участия в данном глобальном проекте. Есть она и у России – была разработана МИДом и Минфином, согласована с Минэкономразвития еще в ноябре 2006 года, и после доработки в июне 2007 года одобрена президентом России. Все вроде бы хорошо. За исключением одной детали – до сих пор нет механизма реализации данной национальной Концепции на двусторонней или трехсторонней основе. В итоге получается, что Россия ежегодно платит системе СМР, но не всегда понятно, на реализацию каких идей и проектов, и насколько они соотносятся с национальными интересами России. Фактически, получается, платит за членство в глобальных форматах типа G8, G20. Такой своеобразный членский взнос в элитный клуб. Справедливости ради надо сказать, что другие страны платят еще больше. Но имея механизмы реализации национальных Концепций, они имеют и возможность тратить деньги из глобальной системы СМР на проекты, которые соотносятся с их национальными интересами. Как это делает Россия - мне до сих пор непонятно. Например, Россия, как участник глобальной системы СМР, помогает Кыргызстану еще и по многосторонним каналам через международные финансовые организации и организации системы ООН. Но разве об этом в Кыргызстане кто-либо говорит? Хотя, кому надо, об этом знают.

- Ситуация, действительно, выглядит нелогичной. Но как ее выправить? Особенно, если национальная Концепция содействия международному развитию, как Вы говорите, и разработана, и одобрена.

- Для того чтобы этот документ заработал, нужна всего лишь толика политической воли руководства страны и всего лишь один, первый прецедент. Причем далеко за идеями ходить не надо. Например, пилотным проектом в той же Киргизии могло бы стать строительство учебного комплекса «Владимирская гимназия». Над этим проектом уже который год бьется руководитель православного благотворительного Владимирского общества поддержки образования и культуры в Киргизской Республике. Самое важное - под реализацию проекта в Бишкеке киргизским правительством выделен участок земли. Если не начать строительство, его рано или поздно заберут обратно, и будут правы. А в это время из-за процедур согласования в российских ведомствах финансирование проекта затягивается - по вышеуказанной причине: отсутствие прецедента реализации аналогичных проектов за рубежом и, соответственно, механизма реализации национальной Концепции содействия международному развитию. Зато если начало строительство затянется так, что выделенную киргизской стороной под него землю придется возвращать, вот тогда, поверьте, поднимется армия профессиональных соотечественников, и вой по поводу ущемления их прав докатится до Москвы.

- Но ведь «Владимирское общество» действует под патронажем Епархии Русской православной церкви. При чем тут национальная Концепция СМР?

- Противоречий здесь нет. Недавно, а именно - в феврале текущего года, Д.А.Медведев на встрече с членами Архиерейского собора РПЦ заявил о том, что власти нуждаются в участии Русской православной церкви в работе с национальными диаспорами, так как само государство ведет ее недостаточно эффективно. «Надо признаться, что в этом направлении государство не преуспело; если говорить откровенно и прямо – государство не очень хорошо умеет работать с диаспорой», - сказал президент. - «И в этом плане мы очень рассчитываем на помощь Русской православной церкви в целях активизации многочисленных контактов с русским миром».

Из вышеуказанного следует, что как раз в этом противоречий и нет. Проблема в другом. Есть угроза, что строительство общественной гимназии, которая через какое-то время имеет шанс стать самоокупающимся многоцелевым долгоиграющим интегрирующим проектом в интересах российско-киргизских гуманитарных отношений, попытаются «подравнять» под разрабатываемую федеральную программу «Русские школы в Центральной Азии», реализацией которой в Киргизии займется представительство Россотрудничества. То есть общественную инициативу «причешут» под государственную бюрократическую федеральную программу, которая неизвестно еще когда стартует. В этой связи, на мой взгляд, есть угроза того, что изначальный инициатор идеи будет отстранен от ее реализации. Нарушится необходимая связь в проектной деятельности. В итоге родится очередной проект в интересах группы «безымянных» чиновников по аналогии с тем, как рассматривался проект Россотрудничества по поводу детских завтраков для средних школ Армении. Каким образом реализовывать российскую политику за рубежом через сеть аналогичных по значимости с гимназией проектов - думаю, в целом большинству читателей понятно. Каким образом это делать через поставку «бесплатных» детских школьных завтраков в Армению или раздачу блинов в Лондоне - честно говоря, понятно не очень.

Международное информационное агентство «Фергана»

 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Если Вы уже зарегистрированы, выполните вход на сайт.

test