От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

Какой истории отношений с Россией учат в Киргизии
Категория: Взгляд со стороны Дата и время публикации: 23.03.2011 16:11

alt


Обратить внимание на учебники истории, используемые в школах Киргизии, меня заставил случай. Посещая мемориал памяти жертв политических репрессий, расположенный неподалеку от Бишкека, я обратила внимание на то, что в нем собраны материалы о жертвах только одной – «титульной» – национальности, т.е. киргизах. Даже упоминания о тысячах репрессированных и депортированных именно в Киргизию представителях других народов (чеченцев, ингушей, карачаевцев, балкарцев и пр.) в экспозиции музея нет. К обсуждению этого вопроса с моим спутником подключилась еще одна женщина, оказавшаяся учителем истории средней школы. Объяснив, что это сознательная установка организаторов музея, она перешла к более «больной» теме – преподаванию истории в школе. Именно она и посоветовала мне ознакомиться с учебником истории для 9 класса (автор – М.К. Иманкулов)[1], а потом представить, что чувствуют ее ученики «нетитульной» национальности, сидящие за одной партой с киргизами.

Добавлю, что с полученными знаниями об истории взаимоотношений России с народами постсоветских государств многие из нынешних школьников, прежде всего представители «титульной» национальности, вскоре поедут в Россию в качестве участников Программы по переселению соотечественников или трудовых (легальных и нелегальных) мигрантов, число которых неуклонно растет и даже по официальным данным составляет несколько сотен тысяч человек.

Сразу замечу, что по данным переписи населения Киргизской Республики, проведенной в 2009 г., всего пятнадцатилетних граждан, т.е. учеников 9-х классов, в республике насчитывается 116966 человек, из них киргизов – 88286, представителей «нетитульных» национальностей – 28680 (в том числе русских – 4782) человек[2].

На русском языке учебник издан тиражом 22,6 тыс. экз., ответственными редакторами выступили лауреат Госпремии КР чл.-корр. Национальной Академии наук КР доктор исторических наук профессор А.А. Асаканов и доктор исторических наук профессор О.Ж. Осмонов, т.е. люди, казалось бы, профессионально подготовленные.

Учебник содержит эпиграф: «Эту историю для кыргызов написал, чтобы каждый народ о кыргызах узнавал»[3]. Что же, по мнению автора учебника, нужно знать школьнику страны?

Первый параграф начинается с утверждения: «Кыргызстан – колония Российской империи», которое в абзаце раскрывается следующим образом: «колониальные власти всячески препятствовали созданию условий для культурного развития кыргызского народа», «проводилась политика раздробления целостности кыргызского народа … при этом русские, дунгане и представители других национальностей были распределены по отдельным волостям».

Характеристика экономического положения Киргизии такова: «Кыргызстан, как и другие колонии Российской империи, был превращен в источник дешевого сырья для российской промышленности, в ее аграрно-сырьевой придаток». «В особенно сложном положении находились сезонные рабочие – большей частью представители местных национальностей. Их заработная плата, несмотря на одинаковые условия труда, была в два раза ниже, чем у их коллег, приезжавших из метрополии: русских, украинцев, евреев, татар и др.».

Продолжим цитирование учебника: «Колонизаторов больше всего интересовали природные богатства Кыргызстана, поэтому царское правительство объявило населяемые кыргызами земли, их недра, а также леса государственной собственностью. С целью окончательного овладения землями кыргызов и создания в этих регионах надежной для себя опоры царское правительство с 1867 г. начало заселять Кыргызстан русскими казаками и крестьянами-переселенцами». «Переселенцы наделялись лучшими землями, отбиравшимися у местного населения», «где будут выпасать свой скот кочевавшие здесь кыргызы, власти совершенно не интересовало».

Оценка восстания 1916 г.: «Это восстание явилось по своей сути национально-освободительной борьбой кыргызского народа против колонизаторской политики Российской империи». «Каратели, отряженные для укрощения восставших, с лихвой использовали данные им полномочия. К примеру, 14 августа в населенном пункте Беловодское карательный отряд совместно с группой ополчения из переселенцев уничтожил, не тратя ни одного патрона, более 600 кыргызов, забив их палками, топорами и вилами. Полуживых раздавливали гружеными телегами. В этот же день озверевшие каратели совершили еще несколько рейдов в близлежащие волости, где сначала ограбили, а потом поголовно убили всех остававшихся в юртах кыргызов».

Видимо, именно эти пассажи имела в виду встреченная мною учительница. Действительно, представьте себе эту картину – русский ученик отвечает урок, его киргизские одноклассники слушают и комментируют, а учитель за «правильный» ответ ставит положительную оценку. Лично мне от этого становится как-то не по себе.

Если конспектировать учебник и дальше, то подобные цитаты можно найти практически на каждой странице. Например, «среди местных большевистских лидеров русской национальности преобладало шовинистическое мировоззрение. … В первые годы Советской власти великодержавная колониальная политика продолжала свое существование». «Местные жители поднялись на борьбу за свою национальную независимость и религиозные убеждения. Таким образом, началась открытая борьба местного населения против Советской власти, которую позже стали называть «басмаческим движением». … Повстанческие или по официальной версии – «басмаческие» отряды стали возникать повсеместно. … Народные борцы пользовались среди местного населения большим уважением».

«Кыргызы и после установления Советской власти довольно длительное время были раздроблены по различным областям Туркестанской АССР – Семиреченской, Сырдарьинской, Ферганской, Самаркандской и др. На этих территориях кыргызы составляли национальное меньшинство, и в большинстве случаев их национально-культурные интересы игнорировались».

В 30-е годы «для быстрорастущей промышленности Кыргызстана одной из наиболее острых стала проблема кадров. … Продолжена испытанная практика направления в промышленные отрасли Кыргызстана опытных рабочих кадров из центральных районов страны. Их в первую очередь обеспечивали жильем и другими социальными льготами. … Из-за недостаточности знаний и профессиональной подготовки рабочие местных национальностей были вынуждены исполнять низкоквалифицированные и малооплачиваемые работы».

О Социалистической Туранской партии (СТП), созданной в начале 30-х гг., сказано: в программном обращении партии «была предпринята попытка связать идеи социализма с пантюркизмом. … В «Обращении» СТП говорилось, что за всю свою трехтысячелетнюю историю кыргызский народ не был в таком жалком состоянии, как при продолжателях дела царского империализма – красных милитаристах. В обществе главенствует военно-монархический строй, где правят секретари райкомов и ЦК, а индустриализация в Туране проводится в интересах России. Лучшие сыны его, которых большевики называют «басмачами», на деле являются борцами с красным милитаризмом».

Стоит обратить внимание, что на протяжении всего учебника автор М. Иманкулов использует такой «педагогический» прием, как противопоставление. Четко выделяются (и легко запоминаются учениками) следующие пары: «народные борцы» – «русские карательные отряды»; «передовые представители национальной интеллигенции» – «русские колонизаторы»; «патриотически настроенная группа киргизской интеллигенции» – «русские шовинисты»; «элита национальных кадров» – «красные милитаристы» и т.п.

Продолжая повествование, автор сообщает, что в 30-е годы «запрещено было даже продавать книги на кыргызском языке, где имелись стихи, статьи, заметки или хотя бы фотографии внесенных в список «врагов народа» и «буржуазных националистов»». В 50-е годы народный национальный эпос «Манас» был, оказывается, подвергнут критике и запрещен. «Национальная интеллигенция тюркоязычных республик безропотно восприняла этот удар по своему культурному наследию. Лишь в Кыргызстане нашлись люди, не согласные с таким подходом».

Затем следует упрек в адрес советской исторической науки: «Дореволюционная история кыргызов интерпретировалась как череда непрерывного укрепления дружбы кыргызского народа с русским. Царская империя перестала быть «тюрьмой народов», наоборот, ее колонизаторская экспансия преподносилась как просветительское движение, а сама она превращалась в центр сплочения народов. … Представители национально-освободительного движения, выступавшие против царизма, стали считаться реакционерами».

«В 70-80-х гг., – берет на себя смелость утверждать М. Иманкулов, – Кыргызстан по жизненному уровню населения среди всех республик Союза стоял на последнем месте. Жизненный же уровень самих кыргызов был намного ниже других народов, населявших Кыргызстан». Зато, по словам автора учебника, после принятия «Декларации о государственном суверенитете» в 1990 г. «в течение всего лишь одного года Кыргызстан из темного бастиона консерватизма превратился в активно действующий и ищущий новые пути развития субъект постсоветского пространства».

«В настоящее время народ Кыргызстана, целеустремленно решая сложные задачи укрепления независимости своей страны, уверенной поступью движется к открытому демократическому обществу». О том, что движение это сопровождается массовой трудовой миграцией в Россию, и в целом о роли России в обеспечении независимости и безопасности Киргизии в учебнике не сказано ничего.

(окончание следует)

[1] Иманкулов М.К. История Кыргызстана XX-XXI вв. Учебник для 9 класса средней школы. – Б.: Издательство «Китеп компании», 2006.

[2] Перепись населения и жилищного фонда Киргизской Республики 2009 года. Книга II (часть первая) в таблицах. Население Кыргызстана. Бишкек, 2010. С.104

[3] В дальнейшем тексте автор использует правильное с точки зрения русской грамматики написание слова «киргиз» и его производные, но при цитировании учебника сохраняет написание «кыргыз», активно навязываемое в последние годы русскоязычному населению Киргизии как форма официальной демонстрации неуважения к русскому языку. Впрочем, проблема преподавания русского языка в Киргизии заслуживает самостоятельной статьи.

Лариса Хоперская

Источник: Русское единство
 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Если Вы уже зарегистрированы, выполните вход на сайт.

test