От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

«Хватит мигрантам на авось уповать»
Категория: Миграция и переселение Дата и время публикации: 12.03.2011 21:38

alt

Источник: РОСБАЛТ


В Москве утвержден «План комплексных мероприятий по реализации государственной миграционной политики на 2011 год». Баланс на рынке труда налогоплательщикам обойдется в 12 млн 400 тыс. рублей. О том, как именно его намерены поддерживать городские власти, «Росбалту» рассказал руководитель Департамента труда и занятости населения столицы Олег Нетеребский.

- Олег Викторович, какие комплексные задачи должен решить в этом году департамент в сфере регулирования миграционных процессов?

- Во-первых, иностранных работников нужно привлекать в том объеме, который необходим для экономики и который не будет нарушать в городе социальный мир. Если переводить это в численное выражение, то в 2011 году доля иностранных работников не должна превысить 3,2% от общего числа занятых на московском рынке труда. Для сравнения, в 2009 году этот показатель находился на отметке 5,1%, а в 2010-м – 3,9%.

Вторая задача — сохранение регистрируемой безработицы на уровне, не превышающем 1% от экономически активного населения. Кроме того, необходимо регулярно исследовать рынок на предмет соблюдения принятых в городе гарантий. Я говорю о минимальной заработной плате, которая, согласно трехстороннему соглашению правительства, профсоюзов и предпринимателей, сейчас составляет 10 тыс. 400 рублей в месяц.

При этом при трудоустройстве нужно обеспечить приоритет для россиян — москвичей и жителей регионов. Согласно той планке, которую мы для себя поставили, в 2011-м через столичные службы занятости должны пройти не менее 12 тыс. иногородних соискателей.

Важно повысить потребность работодателей в квалифицированных сотрудниках за счет привлечения национальных трудовых ресурсов. Что касается «непрестижности» некоторых профессий, то это условность, которая во многом зависит от оклада.

В то же время нельзя заявлять, что город без иностранцев обойдется: в столице на самом деле наблюдается нехватка определенных кадров. На автомойках, в складском хозяйстве, в сфере ЖКХ мигранты нужны, но в разумных количествах. Понятно, что когда в одну из отраслей экономики наблюдается бешеный приток рабочей силы из-за рубежа, когда захватывается определенная ниша и наши, даже если хотят, не могут ее занять, – это ненормально, с этим надо бороться.

- Какие реально существуют механизмы борьбы? Сокращение квот, как показала практика, не снижает приток мигрантов, а попросту увеличивает число нелегально занятых.

- Это ложное мнение. Напомню историю. 2007 год: квота была установлена в объеме 800 тыс., а разрешений выдали чуть больше 500 тыс. Почему не регистрировались остальные? Видимо, потому что работодателю интереснее использовать иностранца в качестве раба.

И вот здесь у Москвы как у субъекта Федерации механизмов давления действительно мало. Характерная схема: работают на улице дворники-иностранцы, говорят, что легально. Лопаты, тужурки с логотипом управляющей компании – все при них. Однако их работодатель представителям ФМС божится, что знать никаких иностранцев не знает. Показывают ведомости: вот же, Иванов, Петров, Сидоров. По документам Иванов получает 15 тыс. в месяц, а на улицу вместо него выходят несколько нелегалов и получают те же 15 тыс., но на всех.

И это, к сожалению, практика. Работодателю легче нанять иностранца, за которого не надо платить налоги и который многого не попросит. Наш будет требовать соблюдения трудового законодательства и нормальной зарплаты, а это невыгодно.

Таких работодателей нужно выявлять. Это мы делаем. Проблема сейчас в другом – как их наказывать? У нашего департамента контрольных функций в принципе нет. Рострудинспекция может составить акт о незаконном привлечении иностранных граждан и обратиться в суд только при наличии письменного заявления: мигранты жаловаться боятся. ФМС может наложить на работодателя штраф. Но, во-первых, его вину нужно доказать, а во-вторых, наказать за нее можно по-разному. Дело в том, что по закону работодатель за нелегальных подчиненных может нести ответственность и как юридическое лицо (максимальный штраф – 800 тыс. рублей), и как физическое (50 тыс.). Последнее – проще, и поскольку у миграционной службы есть право выбора, щадящий вариант в структуре штрафных сборов преобладает.

Чтобы наказать нечестного работодателя, нужна въедливость. Этой въедливости от Москвы сегодня и требует Сергей Семенович Собянин. Хочешь нанимать иностранцев? Делай это законно.

- Через межведомственную комиссию?

- Если речь не идет о патентах и высококвалифицированных специалистах, – да.

- Но работодатели жалуются на трудности при получении квот.

- Это одна из причин, которую они называют, говоря о сложности приема иностранцев на законных основаниях. Но она – надуманная. Мы отказываем недобросовестным работодателям — тем, кто заранее ангажирован на иностранцев. Отказ — не самоцель. Наша задача – в регулировании рынка труда, а не в том, чтобы остановить бизнес: если фирма не сможет существовать без иностранцев, работу потеряют и москвичи, которые в ней трудятся.

Поэтому когда комиссия рассматривает ту или иную заявку, на заседание, как правило, вызывают работодателя. Допустим, ему нужно 50 дворников. А в прошлом году он заявлял 40. «Как так?» — спрашиваем. Выиграл, дескать, аукцион — объем работ увеличился. «Замечательно, принимай наши трудовые ресурсы». «Наши, — отвечает, — не идут». «Как не идут? Вот клининговое ПТУ, заключай договор, ребята все уберут».

Выясняется, что зарплата невысокая, что москвичи за эти деньги работать не соглашаются. «Надо, — советуем, — поднимать». Начинается процесс переговоров. В результате – выделяем ему квоту на 40 или, скажем, на 35 человек, а остальных уговариваем добрать из числа студентов. Год назад благодаря сотрудничеству с префектурами эта схема заработала на территории четырех районов Москвы. Процесс пошел. Хотя проблемы остаются.

- Какие из них наиболее болезненны?

- Самая большая беда у нас сегодня даже не с иностранцами – мы наведем с ними порядок, — а с приезжими из регионов. Когда зарплата у работника в Смоленске или в Калуге по сравнению с московской была в два-три раза ниже, народ еще задумывался: цены огромные, жилье снимать надо. А сейчас, когда уровень оплаты труда в столице в 5-10 раз выше, чем в других субъектах (в том же Смоленске завотделением городской больницы получает 7 тыс. рублей), все ограничения срывает. В итоге специалистов в регионах не хватает. Значит нужно на федеральном уровне по всей стране системно поднимать стандарты.

Если же говорить о внешней миграции, то проблема, по сути, полярная. Повторюсь: здесь у Москвы как у субъекта РФ и у департамента, в частности, крайне мало рычагов, с помощью которых можно было бы влиять на ситуацию в городе. Моя функция – выдавать заключения о целесообразности привлечения иностранцев. Контрольные мероприятия мы не имеем права проводить. Разрешения на работу выдаем не мы: Федеральная миграционная служба. Даже межведомственная комиссия не принимает окончательного решения: она оценивает эффективность той или иной заявки, составляет необязательные к исполнению предложения, а утверждает квоты Минздравсоцразвития.

Межведомственная комиссия, однако, позволяет координировать работу всех этих ведомств — в том числе за счет соглашений с ФМС, с налоговой службой, с Рострудинспекцией. Например, в Москве, прежде чем получить разрешение на привлечение иностранцев, предприниматель обязан опубликовать предусмотренные для них вакансии в городской службе занятости. Но снова «но»: работодатель, заинтересованный в заграничных подчиненных, как правило, указывает в вакансии минимальную заработную плату и максимальную квалификацию. Он просто выполняет требования закона – и он прав. Наши не идут – и они тоже правы. А мы через месяц должны дать положительное заключение. Приходится искать другие способы контроля: соблюдала ли данная компания трудовое и миграционное законодательство, что у нее с налоговой отчетностью и так далее.

Мы не раз выходили в федеральные органы власти с предложением ввести норму, которая бы обязывала работодателей обеспечивать соискателям среднюю по городу зарплату. Нас в ответ критикуют за максимализм: считается, что минимальных госгарантий должно хватать. Объективность того, что просит работодатель, должно определять сообщество профессионалов. Кто лучше всего владеет ситуацией на рынке труда? Федеральный центр, который определяет миграционную политику? Нет: субъект. А на кого полетят шишки в случае провала? Правильно, на субъект и полетят. При этом вместо дополнительных полномочий мы получаем массу механизмов ухода от квотирования – от единственного рычага, который у субъекта есть.

Пример: ввели 1 июля прошлого года упрощенные правила привлечения высококлассных специалистов. Работодатель подает соответствующие документы и обещает, что будет платить новому сотруднику больше двух миллионов рублей в год. А не будет если? Какую ответственность понесет? Никакой. Эти механизмы пока только разрабатываются, а лазейкой пользоваться уже можно.

Или вот еще: Минздравсоцразвития выпустил приказ с перечнем из 32 профессий, специалистов которых можно привлекать вне квот. Тут же появляется куча компаний из пяти человек, из которых двое – директора (генеральный и коммерческий), а трое – инженеры по защите информации из Центральной Азии. Они будут заниматься этим направлением деятельности? Скорее всего, нет – осядут на рынках. Но имеют они право подавать документы в обход квот? Имеют.

- Так ведь и квотирование – не панацея от аферистов. Или с посредниками в Москве удалось справиться?

- Я бы сказал так: в основе удалось, но отдельные случаи проскакивают. В рамках корректировочной кампании на 2011 год мы уже исключили из перечня 30 организаций на 6 тыс. квот. В 2010-м — 38 тыс. квот. Но того, что было в 2008 году, когда департамент только появился, уже нет. Там фирмочки численностью в три-пять человек подавали заявки на 12 тыс. иностранных сотрудников. Помню, я своей рукой тогда вычеркнул порядка 200 тыс. квот.

Во время заявочной кампании, по регламенту которой предприниматель должен до 1 мая текущего года подать запрос на привлечение рабочей силы из-за рубежа на следующий год, многие участники делают заявки на перспективу: мол, намерены выиграть такой-то аукцион и потому, полагаем, нам понадобится столько-то сотрудников. За год некоторые фирмы ликвидируются. Кто-то выигрывает конкурсы, кто-то — нет. Мы в рамках корректировочной кампании должны проверить, появились ли у заявителей заказы, требующие дополнительных трудовых ресурсов, и насколько в принципе у той или иной организации велик объем работ. Если кого-то подозревают в намерении торговать квотой, – его вычеркивают из списков.

Зато те, у кого есть реальные рабочие места, могут по упрощенному механизму обратиться в Международный центр трудового обмена. Тем, кто уже нанял иностранцев нелегально, мы даем возможность реабилитироваться. Не в наших интересах топать ногами: «не дадим квоту, и все тут!». Мы стараемся гибко проводить эту политику. Указывает нам ФМС на недобропорядочного работодателя, — мы сначала предлагаем ему оформить иностранцев официально. Если упирается, – в ход идут жесткие административные методы.

- А вот «теневым» работникам принятый «комплекс мер», напротив, сулит послабления. На одном из последних заседаний столичного правительства вы говорили, что департаменту удалось подписать соглашение с УФМС города по вопросу их легализации.

- Это эксперимент. Бывает так, что у человека имеется временное разрешение на работу, а у его начальника нет разрешения на привлечение. В этом абсурд нашего законодательства: человек с разрешением к конкретному предприятию не привязывается.

Помимо этого, есть шальное поле мигрантов, которые приехали в чужую страну, о документах не позаботились и теперь не знают, куда податься. И есть перечень организаций, которые имеют квоту. Так вот мы постарались сделать так, чтобы иностранцы могли получить о них информацию, чтобы трудоустраивались по всем правилам – по договору и с настоящими медсправками.

Подчеркну: мы ни в коем случае не преследуем цели по оказанию системной помощи иностранцам, приехавшим в Москву на заработки. Наша задача  – навести порядок и обеспечить рабочими местами россиян. Где сможем, поможем и мигрантам. Но тут должно быть встречное движение. Должны же иностранцы понимать, что, не оформляя документов, они сами себя делают рабами. И понимают, я уверен, прекрасно. Только почему-то все еще надеются на авось.

Беседовала Дарья Миронова

 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Если Вы уже зарегистрированы, выполните вход на сайт.

test