От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

[Сайт РОСС] -> Переселение -> ФМС в Киргизии -> Как русский получал российское гражданство. Окончание

Как русский получал российское гражданство. Окончание
Переселение - Категория: ФМС в Киргизии

Бывший редактор «КП» - Бишкек», этнический русский, эмигрировал вместе с семьей из Киргизии в Россию и на собственном опыте испытал все прелести переселения

Александр РОГОЗА — 16.12.2010


alt

Стал жертвой мошенников, продавших ему за 8 тысяч рублей фальшивое разрешение на работу, и тщетно пытался попасть в УФМС, чтобы получить этот документ легально. После нескольких дней метаний между работой и Федеральной миграционной службой он выяснил, что самый надежный способ пережить огромную очередь желающих легализоваться в Москве - приехать на запись... ночью.

БИТВА ЗА ХЕППИ-ЭНД

Второй час ночи. Из Отрадного, где вот уж которую неделю живу, шел в Бибирево пешком, останавливаясь под фонарями, сверяясь по распечатанной с вечера из Интернета карте. Можно было и на такси. Но до зарплаты еще неделя. Дождик мерзкий моросит. Ветер продувает. За час с хвостиком добираюсь.

На парковке у УФМС уже ждут. Три-четыре машины, в которых дежурят люди. Несколько новоприбывших гостей столицы спешат к уже знакомой мне «Ауди» и молодому кавказцу со списком. Вписался на получение разрешения на работу. Седьмой. Радуюсь несказанно, припоминая, что утром накануне был всего лишь сто четвертым.

Приваливаюсь спиной к холодной сетке забора, пытаясь подремать.  

С половины пятого начинают стекаться «гастарбайтеры». Группками - шмыгая к машине «повелителей списка» и далее рассеиваясь по прилегающей территории. Там кучка переговаривающихся людей, сям. Стараются держаться отдельно таджики, узбеки, киргизы, кавказцы. К началу восьмого, когда ворота наконец-то отворяют, пара сотен человек устремляются к зданию, расталкивая друг друга локтями, припуская бегом, чтобы оказаться в первых рядах, поближе к заветной двери. Скачу и я, ловко перелетая через лужи. Метров сто всего, а за углом уже кипит-множится очередь. Бессмысленная и беспощадная.

И я тоже жмусь сюда, налегая. Я ж на Родину приехал, ребята! Ну не буду же я сюда всю неделю, отпрашиваясь у шефа, таскаться, вместо того чтобы работать. Зарплату-то я хочу получить в конце-то концов. И лезу вперед.

Вчера мне стыдно было предполагать, что я могу вот так же, как ОНИ. А сейчас - смог, получается?

- Э, мужики, совесть имейте! Здесь же очередь! - сиплым голосом говорит дядька лет пятидесяти.

Точно, очередь же была где-то... И я седьмой там. Кому-то до этого есть дело? А мне снова совестно: представил, что доча моя сейчас бы меня увидела вот такого... Первобытного практически...

- Да че ты толкаешься!

- Стой ровно, а!

Зажат в плотное кольцо. Справа, слева, вокруг. А люди все пребывают. Полтора часа в раскачивающейся волнами толпе, огрызающейся друг на друга, проходят почти незаметно. И захочу упасть - не смогу. Выдохнул... И про прапрадеда-казака вспомнил, который бежал с Дона от раскулачивания в Среднюю Азию. А я теперь в обратную сторону прибыл.

ПОВЕЛИТЕЛЬ СПИСКА

Очередь в списке - для никого... Людей в здание пускают группами человек по пять-шесть. Очередь движется медленно. Так проходит еще час, в течение которого с краев в человеческий поток подключаются новые люди, которые атакуют сверху. В прямом смысле - забравшись на отделанные кафелем «перила», они прыгают в очередь, словно в бассейн. У меня снова нет шансов.

С глубоким сожалением, как солдат, оставляющий форт, выбираюсь из окружения. Минут двадцать бегаю вокруг здания УФМС в поисках «повелителя списка».  

И вдруг сталкиваюсь нос к носу с украинским пареньком, с которым вчера парой каких-то фраз перекидывались. Он с утра тоже здесь маялся. Радостный такой.

- Там, - говорит, показывая на еще одно ничем не приметное крыльцо, - есть способ зайти. Раз в пять - десять минут какой-то мужик собирает людей на какие-то медицинские справки и заводит. Ты скажи, что по медицинской теме, а не по разрешению на работу. Он не проверяет. Идут-то что те, что другие - в одно крыло!

Так просто? Иду. Стою. Мужик и вправду выходит. Я к нему.

- Простите, я хотел спросить... - блею что-то, голова болит, есть давно хочу.

Заканчивать фразу, запутавшись в оборотах, не успеваю. А дядька меня в несколько секунд так взглядом с ног до головы отмеряет. Я ежусь от холода, но в глаза смотрю. Разве что не кричу во весь голос: «Да свой же я, братцы, русский, русский!» А он:

- Стой тут, проведу.

И через пару минут вправду возвращается и на самом деле заводит в эту цитадель, которую с другой стороны продолжают штурмовать несколько сотен «гастарбайтеров». На мой благодарный кивок едва заметно уголком рта хмыкает, мол, лети на волю божию!

МОИ 30 СЕКУНД

Коридор, лестница на второй этаж. Там - очередь. И вот здесь по списку уже сверяются, передавая его из рук в руки. Здесь тепло, по крайней мере ветер под пальто не лезет. Но на часах уже почти одиннадцать, а никто к девушкам, принимающим документы, еще не ходил. Велели пока стоять, ждать. Опять...

Лезу вперед, обещая «только спросить» и не особо разбирая, чего там возмущенно грохочут товарищи по несчастью, - научили уж! С боями, но прошел. Девушка за стойкой что-то читает. На поданный голос, изложение своей проблемы даже внимания не обращает, не смотрит. В пустоту говорю. После того как закончил я, выдерживает паузу и - монотонно:

- Ваша организация должна подать прошение на получение квоты для приема на работу иностранных граждан. Это занимает от одного до шести месяцев.

- И как же мне в таком случае легализоваться?

Она наконец-то взгляд свой на меня поднимает.

- Ну не знаю. Ваши проблемы.

- Есть другой способ?

- Ну патент возьмите в конце концов.

Ну вроде как закончен разговор. Все ясно. Результат трехдневного штурма - тридцатисекундный диалог!

Уже с улицы звоню на работу, в кадровую службу, рассказываю, какие тут дела.

- Штука в том, что на квоты мы никогда не подавали. Да ждать долго, да еще дадут ли... - Девушка на том конце провода задумывается. - Патент - тоже не вариант, зачем тебе заработанное терять? Давай так. Есть у тебя хороший знакомый, с настоящей московской регистрацией и российским паспортом?

На ум приходит бывший однокашник Славик, еще лет десять назад переехавший сюда.

- Придется так сделать. Мы с ним трудовой договор подпишем. А ты по доверенности будешь его, свою то есть, зарплату получать. У тебя же получение гражданства в процессе?

- Да. Для граждан Киргизии это занимает три месяца в среднем.

- Ну вот и походишь пока с доверенностью. Иначе мы с тобой просто запутаемся окончательно...

Надо еще Славику позвонить. Спросить, согласен ли. Надеюсь, он-то земляка в беде не оставит.

Нелегал, недороссиянин, человек-невидимка... Ну здравствуй, что ли, Родина.

P. S. С момента моего приезда в Россию прошло больше трех месяцев. Мне на самом деле очень повезло, несмотря на всевозможные бюрократические волокиты, российское гражданство я получил точно по установленным срокам: 3 месяца с момента подачи для граждан Киргизии... Правда, я поднял всех кого мог - друзей, знакомых, знакомых знакомых. На территории бывшего Союза без этого ну никак. Когда все уже позади, мытарства вспоминаются с улыбкой, конечно - цель-то достигнута. Но мой случай, нужно признать, увы, не самый показательный. Десятки, сотни, если не тысячи человек ежедневно перекручиваются в молохе бюрократических несостыковок, двусмысленностей. Не дай бог полыхнет где-то в ближайшем будущем - и побегут в Россию новые легионы русских из бывших республик. Как их Родина встретит?




КОНКРЕТНО

Артем ФРОЛОВ, замначальника Управления внешней трудовой миграции ФМС России: «Сегодня в Москве работают до 300 тысяч нелегалов»


После чудесных мытарств корреспондента «КП» по органам УФМС за комментарием мы обратились к замначальника Управления внешней трудовой миграции ФМС России Артему Фролову.

ОЧЕРЕДИ - ЭТО ПРОБЛЕМА КРУПНЫХ ГОРОДОВ

- Смотрите, мы открываем официальный сайт УФМС по городу Москве и читаем в разделе «Трудовая миграция»: «Порядок приема и выдачи документов иностранным гражданам (разрешений на привлечение иностранных работников, разрешений на работу) с 25 января 2010 года устанавливается в следующем порядке: Прием документов будет осуществляться по адресу: г. Москва, ул. Корнейчука, д. 47а». Ниже есть еще информация, но ее сложно понять за громоздкими канцелярскими формулировками. Этот отдел - действительно единственный на всю огромную Москву, где можно получить разрешение на работу?

- Нет. В столице документы от физических лиц по разрешению на работу принимаются в каждом из 126 органов УФМС. В здании на улице Корнейчука, о котором вы пишете, идет прием документов от организаций, которые включены в квоту.

Да, мы часто сталкиваемся, особенно в крупных городах, с тем, что иностранные граждане приезжают в такие отделения ФМС даже не для того, чтобы сдать документы, а просто за консультацией. Безусловно, это создает дополнительную нагрузку на сотрудников, увеличивает очереди. Я с вами соглашусь, что с сайтом нашего управления по городу Москве нужно в самое ближайшее время поработать, обновить информацию, чтобы облегчить деятельность территориальных подразделений. Да, нужно, чтобы они тратили меньше времени на консультации, в тех случаях, где этого и не требуется или можно избежать.

Что касается очередей... По действующему законодательству, подавать документы могут организации, имеющие доверенности от иностранных граждан, например. Но получать эти документы могут только сами иностранные граждане лично. Я могу предположить, что в данном случае речь идет о людях, которые пришли уже получать разрешение на работу, а не подавать документы. Они должны прийти только лично, расписаться в получении. Это важное правило, которое помогает нам избегать нарушений.

- А таинственная машина с людьми, которые изо дня в день ведут здесь списки?

- Мне сложно ответить на этот вопрос. Мы проведем проверку, чтобы максимально достоверно оценить ситуацию.

НАМ СНОВА НУЖНА РАБОЧАЯ СИЛА

- Коренные москвичи, это не секрет, в массе своей негативно относятся к приезжим. Хотя и понимают, что без них уже не обойтись. Вы можете прокомментировать  в цифрах, сколько гастарбайтеров нужно Москве?

- В 2007 году после вступления в силу поправок о правовом положении иностранных граждан установленная квота разрешений на работу в Москве достигла 600 тысяч единиц. И она вся была выбрана организациями и фирмами.

Потом, когда грянул кризис, для защиты национального рынка труда квоты сокращались и по Москве, и в целом по России. Сейчас экономика начинает возвращаться к докризисному уровню, нам снова требуются новые рабочие руки. Есть специальности, на которые сегодня коренное население, граждане России и уж тем более москвичи, среди которых все-таки преобладают люди с высшим или средним техническим образованием, не пойдет. Москвич ведь не будет работать дворником или копателем котлованов.

- Но огромное число гастарбайтеров работают нелегально! Вы можете озвучить, сколько?

- В свое время на разных экспертных уровнях назывались цифры от 800 тысяч до 1,5 миллиона нелегалов только по Москве. Сегодня с учетом упрощения разрешительных процедур, с одной стороны, и в связи с ужесточением административных санкций за нарушения, с другой, я полагаю, что нелегальных рабочих в столице - около 300 тысяч.

А КАК У НИХ?

Демографические кризисы, уважение к предкам, желание воссоединить родственников и еще пара десятков причин толкали разные правительства разных стран на начало активной работы с соотечественниками.

Особняком стоят Израиль и Германия - считается, что в этих странах самое развитое законодательство по работе с соотечественниками и их потомками. В Израиле репатриация официально началась с образованием государства в 1948 году, но на самом деле она шла с конца XIX века. Во второй половине XX евреев вывозили из арабских стран даже при помощи спецназа. Общее количество репатриантов исчисляется миллионами.

Германия тоже ищет своих по всему миру. Свои находятся в самых разных странах мира: и в Африке, и в осколках бывшего СССР, и в Латинской Америке. С 1954 года (год начала программы) в страну въехали миллионы этнических немцев из других стран, точной цифры не дают даже миграционные ведомства страны. Немецкое законодательство, впрочем, жестче израильского - для получения статуса иной раз приходится ждать 5 - 7 лет.

Сразу после обретения независимости выискивать соотечественников в других странах начал и Казахстан. По программе «Оралманы» в республику за 20 лет въехали один миллион человек.

С началом века о запуске программы репатриации объявили власти Польши. Претендент должен в совершенстве владеть языком и быть потомком поляка хотя бы в третьем поколении. Во многом усилия Варшавы были направлены на возвращение своих мигрантов из других стран Европы. Должного эффекта она пока не возымела, поляки возвращаются, и даже тысячами, но с общим числом уехавших цифры несравнимы.

Подготовил Артур ГАЛЕЕВ («КП» - Бишкек»).
 
test