От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

СНГ: 20 лет спустя
Категория: Новости сайта Дата и время публикации: 09.03.2011 21:10

alt

Источник: Вечерний Бишкек

Таких круглых столов в Кыргызстане еще не было. По случаю приближающегося 20–летия Содружества Независимых Государств в редакции “Вечернего Бишкека” собрались чрезвычайные и полномочные послы Азербайджана — Ариф АГАЕВ, Беларуси — Виктор ДЕНИСЕНКО, России — Валентин ВЛАСОВ, Таджикистана — Асомудин САИДОВ, Украины — Владимир СОЛОВЕЙ, советник посольства Казахстана — Ербол АХМЕТОВ и экс–посол Кыргызстана в Беларуси и бывший постоянный представитель КР в уставных органах СНГ, доктор педагогических наук Ишенкуль БОЛДЖУРОВА. Разговор послов друг с другом и с вечеркинцами получился острым и интересным, а изобразительный ряд вообще необычным. Дипломаты вдруг пожелали запечатлеться в общем рукопожатии, расположившись по алфавиту названий своих стран. Причем профессор Болджурова оказалась строго в центре не только по алфавитному признаку. Послы поздравили Ишенкуль Садыковну и в ее лице всех женщин Кыргызстана и других стран СНГ с Международным женским днем 8 Марта. Мира и стабильности женщинам Содружества от имени всех мужчин–дипломатов пожелал нынешний дуайен (официальный старейшина) всех аккредитованных в Бишкеке послов Валентин Власов.
— Пусть читатели “Вечернего Бишкека”, какой бы национальности они ни были, услышат голос собравшихся здесь дипломатов. Мы желаем женщинам и всем гражданам СНГ, чтобы в их странах, и в частности в Кыргызстане, были стабильность и благополучие! — под громкие аплодисменты коллег–дипломатов и вечеркинцев сказал дуайен Власов.

Содружество не умирает

“ВБ”: — Спасибо вам, что в напряженных графиках своей дипломатической и научной деятельности выбрали время встретиться в таком необычном формате у нас в редакции. Однако давайте сразу обострим нашу дискуссию. И вспомним совершенно полярные оценки приближающегося 20–летия образования СНГ: от “совершенно провального результата” до “успешного периода первоначального становления”. Ваше мнение? Давайте начнем с посла Таджикистана, страны, которая в нынешнем году председательствует в Содружестве.

АГАЕВ, ДЕНИСЕНКО и другие послы: — Правильное предложение. Просим, Асомудин Асодуллоевич!

САИДОВ: — После распада Советского Союза создание СНГ на постсоветском пространстве оказалось очень нужным и очень своевременным. Не могло вот такое огромное государство просто так развалиться и распасться. Но жизнь показала, что мы живем в таком мире, где каждый день что–то меняется. И вот первый год истории Содружества, второй, третий, нынешний двадцатый и вообще каждый год преподносит свои сюрпризы. Все государства сталкивались с новыми проблемами, со своими новыми, можно сказать, амбициями. Каждый искал свой путь развития. Надо признать, что создание ЕврАзЭС, ОДКБ, ШОС объективно несколько снизили значение СНГ на постсоветском пространстве. Однако, по моему личному опыту участия, например, в деятельности Межпарламентской ассамблеи СНГ хочу признать следующее. МПА Содружества играет огромную роль в сближении друг с другом законодательств государств — членов СНГ.

ВЛАСОВ: — Я бы не согласился с прозвучавшей оценкой роли ЕврАзЭС, ОДКБ, ШОС соотносительно с СНГ. На мой личный взгляд, наоборот, создание подобных международных институтов оказалось как бы продолжением объединительных тенденций, воплотившихся в создании Содружества. Я думаю, не было бы СНГ, сложно сказать, появились ли бы ЕврАзЭС, ОДКБ и ШОС. Содружество — институт и инструмент большого исторического значения. Мы на постсоветском пространстве связаны друг с другом исторически, культурно, экономически. Интеграцию, основы которой заложили еще в Советском Союзе, разрушить даже в умах людей — это очень сложно. Уверен, чем дальше мы с вами живем, тем больше мы будем искать точки соприкосновения на основе взамовыгодности. Я напрочь отвергаю возможность возрождения в той или иной форме Советского Союза. Но я напрочь отвергаю и то, что мы никогда не соединимся более прочно, чем сейчас. Да, наши страны — суверенные субъекты международного права, но у нас всех огромен интерес друг к другу. И нам от этого никуда не уйти, поэтому вслед за СНГ и создаются ЕврАзЭС, ОДКБ и ШОС. Поэтому и будет СНГ жить и развиваться дальше.

“ВБ”: — Однако, похоже, те же ЕврАзЭС, ОДКБ, ШОС перехватывают у СНГ инициативу?

ВЛАСОВ: — Знаете, разрушать мы уже научились. Но и созидать тоже. Свидетельство — недавнее рождение Таможенного союза.

АГАЕВ: — А я считаю, необходимо наращивать обороты двустороннего и многостороннего взаимодействия.

БОЛДЖУРОВА: — Давайте не упускать из поля зрения то, что СНГ — часть общемирового пространства. Процессы интеграции идут во всем мире, и в этом смысле Содружество отражает общемировые интеграционные тенденции. Я не во всем поддерживаю тезис о взаимовыгодных интересах как главной основе нашего Содружества. Мне кажется, нас объединяет нечто большее. Если обратиться к новейшей истории, то выясняется: формирование СНГ позволило более или менее безболезненно создать новые независимые государства. А также решить проблемы государственных границ, взаимозачетов и взаимных долгов и так далее. Площадка СНГ позволила главам государств мирно решать очень многие вопросы. То есть правильно кто–то когда–то сказал, что это МИРНЫЙ развод союзных республик. Мне лично, кроме руководящих структур СНГ, довелось участвовать и в работе аналогичных структур ЕврАзЭС с его меньшим, чем в Содружестве, числом государств–членов. Даже Грузия, выйдя в августе 2009 года из состава СНГ, тем не менее остается в 70 различных соглашениях и договорах этой организации.

АГАЕВ: — В развитие этой мысли я скажу, что, по моим сведениям, в Грузии далеко не все политики поддерживают выход их страны из СНГ.

БОЛДЖУРОВА: — Надо честно признать, что Россия играет огромную роль в СНГ. И хотим мы того или не хотим, будущее этой организации зависит от Российской Федерации. ЕврАзЭС “специализируется” на экономических вопросах, ОДКБ — на оборонных. А у СНГ спектр деятельности наиболее широкий, причем в последнее время с упором на гуманитарное сотрудничество.

“ВБ”: — Не преувеличивается ли “мирность развода” бывших союзных республик под эгидой СНГ? Нельзя не упомянуть и про нагорнокарабахский конфликт, и про кавказские проблемы внутри России, особенно про Чечню. Можно вспомнить и Приднестровье, Северную Осетию, Абхазию, вооруженный конфликт Грузии и России, серьезные споры между Таджикистаном и Узбекистаном. Разве СНГ делало и делает все возможное для разрешения этих проблем?

БОЛДЖУРОВА: — Но представьте, если бы не было СНГ? Если говорить в сослагательном наклонении, без Содружества все могло быть гораздо хуже. Объективно СНГ — прекрасная переговорная площадка для глав государств, глав правительств и так далее.

САИДОВ: — Очень важная переговорная площадка!

ДЕНИСЕНКО: — Надо четко представлять, в каких условиях СНГ создавалось. После развала Советского Союза была очень сложная политическая и экономическая ситуация. Поэтому сегодня можно с уверенностью говорить, что Содружество сыграло и играет огромнейшую роль. Приведу просто конкретный пример, касающийся, в частности, Беларуси. Мы выпускали и выпускаем десятки тысяч тракторов в год, но многие комплектующие поставлялись из Российской Федерации, из других республик. Требовалось сохранение экономических связей, военных связей, унификация нормативно–правовой базы в целом. Естественно, в рамках СНГ зародились более тесные образования. Это и ОДКБ, это и ЕврАзЭС, к примеру. Это и стремление к единому экономическому пространству. Ведь когда–то человечество вело войны за рынки сбыта, а мы с развалом СССР рынки сбыта и рынки сырья без боя отдали!
Мы создали суверенные государства, но остались нерешенными вопросы делимитации и демаркации государственных границ. Важные проблемы остались, и они успешно решаются в рамках Содружества.

“ВБ”: — А насчет горячих точек?

ДЕНИСЕНКО: — А разве раньше, во времена Советского Союза, эти точки не возникали? Возникали. Конечно, когда централизованное влияние исчезло, процессы усилились. Это уже другой вопрос. Но опять же СНГ — тот инструмент, который позволяет успешно решать острые проблемы.

Своенравные зубры Беловежской пущи

“ВБ”: — Уважаемые собеседники, вот вопрос в первую очередь к трем послам — России, Украины и Беларуси, тех государств, которые в Беловежской пуще оказались буквально у истоков создания СНГ. Согласны ли вы, что все три государства пока еще не в полной мере демонстрируют пример интеграции, которая ожидается в рамках СНГ? Будем называть вещи своими именами. Украина очень долго с Россией, так сказать, не очень дружила...

СОЛОВЕЙ: — ...а сейчас дружба замечательная, слава Богу! (Послы Украины и России пожимают друг другу руки, все собравшиеся смеются и аплодируют.)

“ВБ”: — ...Или взять Союзное государство Беларуси и России. Постоянно какие–то споры из–за газа, из–за молочной продукции. Смотрят же на все это другие страны СНГ, и получается не очень хороший пример, к сожалению. Что вы по этому поводу думаете?

ВЛАСОВ: — Просто как человек убежден: нельзя к соседям относиться так, как в старину некоторые говорили: “Чтоб у тебя корова сдохла!”. Ну что же все ищем плохое? Наоборот, надо каждому на своем месте налаживать необходимые контакты. У нас с послом Украины самые хорошие и деловые, и человеческие отношения. Народ как раз в этом нуждается. Никто не призывает к восстановлению прежнего Советского Союза, но очень важно сохранить прекрасные человеческие отношения. Проведите объективный социологический опрос хоть в Кыргызстане, хоть в других странах СНГ. Миллионы людей выступают за самые тесные связи с Россией. Нельзя людьми как быдлом управлять, надо учитывать народное мнение. Задача политиков, задача руководителей — сделать все необходимое, чтобы люди в своем государстве жили лучше, чтобы государство уверенно развивалось. Однако задача и в том, чтобы сохранить и приумножить дружбу в рамках СНГ. Нам нельзя рушить то, что мы сегодня имеем. Даже такие маленькие ростки. Ну не можем мы сегодня по–другому жить. Не для этого нас создал Бог. И дай бог нашему СНГ успешно развиваться.

БОЛДЖУРОВА: — Понимаю, что вопрос “Вечернего Бишкека” адресован непосредственно послам трех государств — основателей СНГ. Но я тоже хочу напомнить, что в прошлом году Украина резко активизировала свое участие в Содружестве, это, несомненно, положительный момент. И, по моим наблюдениям, украинский президент Янукович продолжает активизацию участия его страны в Содружестве. И вообще в СНГ сейчас около 260 миллионов человек населения. Это такой рынок, это такие перспективы! СНГ — это же самодостаточное объединение. Здесь и газ, и нефть, и человеческие ресурсы. Здесь и мощная промышленность, и новые технологии, и трудовые ресурсы. Только все нужно организовать, как говорится, по уму!

ВЛАСОВ: — Знаете, что мы пока упустили в нашей дискуссии? Мы напрасно не коснулись проблемы внешнего мира. А во внешнем мире по отношению к СНГ, кстати говоря, есть силы, которые хотят, чтобы СНГ не было. Если мы врозь, если мы слабенькие, то нас кусать легче.

ДЕНИСЕНКО: — Я лично считаю СНГ огромнейшим достижением при всех нюансах, которые порой возникают. Да, порой рождаются спорные вопросы по линии, к примеру, субъектов хозяйствования. Это тоже нужно учитывать. Это не политический спор, допустим, двух стран в рамках Союзного государства России и Беларуси, а именно спор хозяйственных субъектов. Та же самая цена на газ, она рекомендуется “Газпромом”. Конечно, есть политическое влияние, от этого не уйти. Но надо объективно смотреть, налицо реальные достижения в рамках Союзного государства и равные права граждан двух стран. Вот вскоре предполагается очередное заседание союзного Совмина, где будет формироваться и бюджет Союзного государства. Я уже привел пример тесной взаимосвязи экономик. Если разрушить эту связь, то, наверное, очень трудно придется суверенной Беларуси. Наверное, возникнут определенные проблемы и в Российской Федерации, несмотря на ее огромнейший потенциал, как сырьевой, так и экономический. Убежден, что союз России с Беларусью доказал свою перспективность, невзирая на некоторые трения. Идет обкатка Союзного государства. Подобные государства формируются десятилетиями, а у нас пока счет на годы. Но мы знаем одно: формирование Союзного государства идет успешно.

“ВБ”: — Пожалуйста, об углеводородной теме взаимоотношений Беларуси с Россией.

ДЕНИСЕНКО: — Не секрет, что экономика Беларуси экспортоориентирована и очень сильно зависит от энергоресурсов, углеводородного сырья. Поэтому для нас эта тема такая ощутимая. Но вместе с тем мы сегодня перерабатываем 21,7 миллиона тонн нефти, добываем на территории республики только 1,8 миллиона тонн. Поэтому, естественно, мы ищем источники поставок на заводы, которые построены как совместное детище всего бывшего Советского Союза. И вообще надо смотреть прежде всего на преимущества объединения, скажем, в совместной защите внешних границ.

Слезы не помогут

СОЛОВЕЙ: — Сегодня можно проливать слезы или хлопать в ладоши по поводу развала СССР. Но есть объективная реальность: благодаря СНГ как структуре произошел мирный развод бывших союзных республик, Содружество живет и показывает эффективность. Если вы помните, Украина в 1991 году не подписала соглашение о создании СНГ, его устав. Тем не менее все эти годы принимает активное участие в работе Содружества. В апреле состоится заседание Совета министров иностранных дел стран СНГ в Киеве, в том же месяце в Ялте, уже второй раз в истории СНГ, пройдет его экономический форум. В прошлом году внешнеторговый оборот Украины составил 112 миллиардов долларов, из них 45 миллиардов приходится на бывшие союзные республики. И есть тенденция к дальнейшему увеличению этого показателя. Таким образом, заявив о европейском пути развития, Украина и со странами СНГ поддерживает и развивает в первую очередь экономический потенциал. Об активизации ее в этой структуре в декабре 2010 года на саммите СНГ заявили и президент Янукович, и министр иностранных дел Грищенко.

БОЛДЖУРОВА: — Сегодня участников СНГ можно разделить на две группы. Одна объединяет костяк Содружества — это Россия, Казахстан, Таджикистан, Кыргызстан, Армения, Беларусь. То бишь те государства, которые активно работают в экспертных комиссиях, а также в советах СНГ, которых более 70, в его Межпарламентской ассамблее, создают модельные законы. Другие государства участвуют преимущественно лишь в уставных органах или только в Совете глав государств. Почему про СНГ нередко говорят, что это малоповоротливая, аморфная организация? Политические решения принимаются главами государств и правительств хорошие. Но по многим жизненно важным вопросам начинается пробуксовка. То экспертов не хватает, то не все съезжаются. И вот это снижает эффективность всей совместной работы.

САИДОВ: — В этом контексте могу привести еще один пример. Почти каждая республика свои проблемы в основном пока решает сама. Почти год наши вагоны стояли у границ Узбекистана и Таджикистана. Неужели в рамках СНГ невозможно создать механизмы для разрешения таких конфликтных ситуаций? Все говорят, а помогать никто не хочет. Это первое. Второе. С международным терроризмом Россия борется сама по себе, Таджикистан — сам по себе, Кыргызстан — сам по себе. Но успешной согласованной работы именно в этом направлении все еще нет.

“ВБ”: — А вам не кажется, что в судьбах СНГ большую роль играл и будет играть такой субъективный фактор, как позиция руководителя того или иного государства, позитивная или не очень по отношению к Содружеству? Вы согласны, что этот фактор подчас оказывается сильнее, нежели объективное взаимное тяготение?

АХМЕТОВ: — На мой взгляд, СНГ было создано очень своевременно. Оно помогло сохранить после распада СССР многогранные связи друг с другом — политические, экономические, культурные. Да, мы вспоминаем проблемы Нагорного Карабаха, Приднестровья и другие. Однако неизвестно, к чему привели бы все эти конфликты в дальнейшем, не существуй СНГ. Нельзя забывать и о том, что не каждая проблема решается сразу, в некоторых случаях и десятилетий на это не хватает.
Что касается влияния лидеров стран на интеграционные процессы в Содружестве. Это, конечно, нельзя не принимать во внимание. Но в любом случае укрепление СНГ всегда было связано с заинтересованностью в первую очередь руководителей стран в сохранении и развитии этого объединения. Не буду говорить о других республиках, скажу о Казахстане. Президент Назарбаев, как все вы знаете, всегда выступал за сохранение интеграции на постсоветском и в целом на евразийском пространстве.

ВЛАСОВ: — В любом случае сама действительность побуждает нас к этой интеграции.

САИДОВ: — И ее нужно укреплять.

АХМЕТОВ: — Даже когда некоторые вопросы на мировом уровне рассматривались, учитывалось мнение СНГ, выступавшего единым блоком. Это имело место в отношении и глобальных политических проблем, и применительно к отдельным странам внутри самого Содружества.

«Соблюдай Нерушимость Границ!»

“ВБ”: — Давайте вспомним: когда почти 20 лет назад СНГ создавалось, одним из фундаментальных принципов провозглашалась прозрачность границ. И где эта прозрачность? Далеко за примерами ходить не надо: в случае обострения ситуации в Кыргызстане Казахстан всякий раз закрывает границы. Понятны опасения соседа, но нельзя не видеть, какой ущерб несет вследствие этого наша республика. Получается, обещанная прозрачность границ стала анахронизмом, и не только в случае с Кыргызстаном и Казахстаном?

АХМЕТОВ: — Я хотел бы уточнить: во время событий в Кыргызстане Казахстан переходил на усиленный режим охраны границы. Но чтобы полностью закрывать ее — такого не было, ни в 2005, ни в 2010 годах. Упомянутые меры продиктованы интересами безопасности, во избежание перехода через границу деструктивных элементов. В случае с грузами, если они правильно оформлены, в соответствии с законодательством Казахстана, требованиями ЕврАзЭС, Таможенного союза, то не думаю, что какие–то сложности возникнут.

ДЕНИСЕНКО: — Давайте посмотрим по–другому: а что такое вообще прозрачность границ? Разве в мире бывает такое?

БОЛДЖУРОВА: — В Евросоюзе пересекаешь границы между странами без всяких проволочек, никто тебя не досматривает.

ДЕНИСЕНКО: — Но все равно и перемещение граждан, и грузопотоки фиксируются. По–моему, мы сегодня упрощаем понятие прозрачности границ. Ведь в общемировой практике существуют принципы делимитации, демаркации границ. Каждая страна определяет свои границы.

ВЛАСОВ: — Государство без границ — не государство.

ДЕНИСЕНКО: — Совершенно верно. Но вместе с тем разве не заслуга СНГ в том, что между большинством его государств существует безвизовый режим? И это тоже содействует экономической интеграции. Да, возникают дискуссии на уровне руководителей государств. Но, наверное, все мы еще вместе не прожили срок, требуемый для выработки многих необходимых интеграционных механизмов. Вместе с тем и та проблема с вагонами, о которой говорил таджикский коллега, наверное, как–то все же решается, путем консенсуса. Постсоветское пространство — огромный рынок, потенциал которого еще в значительной степени не реализован. Беларусь, как и Украина, тоже объявила одним из приоритетов сближение с Евросоюзом, но ведь и СНГ само сближается с ним. СНГ — объединение, которое позволяет нам сегодня нормально работать по многим вопросам, прежде всего политическим.

БОЛДЖУРОВА: — Мне тоже кажется, что субъективность некоторых факторов, влияющих на процессы в СНГ, обусловлена, образно говоря, детством наших государств. Но чем больше будет нарабатываться опыт становления парламентской, президентской, президентско–парламентской страны, тем больше возникнет противовесов тому, чтобы и мнение одного человека, первого лица, не подчинялось объективным потребностям.
Внутри уставных органов СНГ существуют две точки зрения по поводу этого будущего. Одни специалисты считают, что Содружество уже создало базу — экономическую, территориальную, гуманитарную и прочую — для еще большей интеграции по образцу Евросоюза. Другие не видят необходимости в надгосударственных организациях типа существующих в ЕС, таких, как единый парламент, и других. Но мне кажется, что поступательное движение в любом случае набирает силу. И чем лучше будут развиваться страны, участвующие в Содружестве, тем качественнее будет оно само.

“ВБ”: — Однако нельзя не замечать и других серьезных факторов, работающих не на консолидацию, а на разобщение. В их числе — межэтнический и даже внутриэтнический. К сожалению, они заявляют о себе, и подчас очень ощутимо, во многих странах СНГ. К ним можно отнести и центральноазиатские республики, и Россию, и Украину с ее восточной и западной частями.

БОЛДЖУРОВА: — Межнациональные проблемы свойственны не только СНГ. Посмотрите, что во Франции, других европейских государствах делается.

ВЛАСОВ: — Арабский мир сейчас расколот...

БОЛДЖУРОВА: — До развала СССР в мире считали, что его ахиллесова пята — многонациональность. Мы же в свое время, сформировав советский народ, очень сильно укрепили интернациональные связи. И их потенциал можно и нужно использовать и сегодня, отрабатывая, однако, новые механизмы. Мы сталкиваемся с негативными моментами прежде всего в миграционной и некоторых других сферах, там, где остро проявляются социальные проблемы. И так будет до тех пор, пока наши страны не станут все в большей степени приближаться друг к другу экономически, культурно, образовательно, технологически. Тот же терроризм, он же не на пустом месте возник, его корни — в экономических, социальных трудностях.

СОЛОВЕЙ: — Моя точка зрения: сегодня в мире ни в коем случае нельзя разыгрывать три карты: национальную, религиозную и пограничную. Все это чревато страшными последствиями, в чем все мы уже не раз убеждались. Человечество не придумало идеальной политической системы, идеального общества, в самой процветающей стране существует немало проблем, и межнациональных, и межконфессиональных. Касаемо Украины, я бы не стал делить ее на западную и восточную части. Так сложилось исторически, но сегодня есть единый народ, единая страна, которая строит свои отношения как в целом в рамках СНГ, так и со своими соседями. И это нормально. Давайте вопрос с теми же границами перенесем в плоскость бытовых отношений. Хорошие соседи какие? Те, у которых есть линия разграничения их хозяйств. Есть забор...

ДЕНИСЕНКО: — ...Межа есть.

СОЛОВЕЙ: — Да уж, соседи должны знать: это — мое, а это — его. Наличие границ — неотъемлемый атрибут государственности. По территории того же Евросоюза можно проезжать, и я проезжал не один раз, беспрепятственно. Но границы все равно есть, есть и пограничные службы и — добрососедские отношения.

“ВБ”: — Сильнее многих других государств в СНГ остроту пограничных, территориальных споров испытывают на себе Азербайджан и Армения. Но СНГ так и не сыграло здесь своей консолидирующей роли.

АГАЕВ: — Хорошо, что вы затронули данный вопрос. Но корни этой проблемы не в СНГ, а в СССР. Начиная с 1988 года... Позиция Азербайджана в этом вопросе хорошо известна всему миру. И очень важно, что есть СНГ. Хоть раз в год лидеры обоих государств заседают вместе, обсуждают вопросы. Я лично — за сохранение и развитие СНГ.

САИДОВ: — Для многих государств СНГ, особенно центральноазиатских, большую опасность представляют религиозный экстремизм и сепаратизм. Такие идеи исподволь овладевают умами многих. В Таджикистане, испытавшем на себе проявление таких угроз, хорошо осознают, что они могут взорвать весь регион. Для предотвращения этого нужны совместные усилия.

СОЛОВЕЙ: — Когда–то нас учили, что есть базис и есть надстройка. Я считаю, сегодня базис — это развитие экономических связей. Будет работать промышленный, сельскохозяйственный потенциал в каждой стране — будет меньше проблем в любой сфере. Если человек занят работой, то он уже не будет думать об экстремизме.

ВЛАСОВ: — Нам бы на пространстве СНГ продовольственные ниши заполнить — а так оно самодостаточно по всем направлениям.

ДЕНИСЕНКО: — Я говорил и повторяю: в старину войны за рынки развязывали, а мы спокойно одно время их разваливали. И очень хорошо, что сегодня вновь их возрождаем и укрепляем. Разве так уж открыт, скажем, Европейский союз для наших товаров? И разве не перспективно для нас всех сотрудничество в рамках СНГ, Таможенного союза? К примеру, с Казахстаном мы сегодня осуществляем почти 40 совместных проектов. Очень много совместных инициатив реализуется во взаимодействии с Россией, в рамках Союзного государства.

“ВБ”: — Увы, порой это государство демонстрирует примеры не консолидации, а как раз разбирательств по тем или иным вопросам.

ДЕНИСЕНКО: — Но любые споры всегда решаемы и на коллегиальном уровне, и на уровне руководителей государств, глав правительств. Самое главное — есть основа, плацдарм, позволяющий определить истину, выработать взаимовыгодный компромисс. Любое сотрудничество всегда возможно, когда есть встречное движение.

И русский бы выучил только за ТС

“ВБ”: — Не кажется ли дипломатам, представляющим страны — члены Таможенного союза, что его появление создало дополнительные проблемы для других государств СНГ? И не помешает ли деятельность ТС формированию единого экономического пространства уже в рамках Содружества?

БОЛДЖУРОВА: — Надо учиться у Евросоюза. Там все–таки смогли обеспечить экономическую, энергетическую, экологическую, продовольственную и другие виды безопасности. Нам в СНГ этого пока не удается добиться и зачастую приходится идти на двусторонние соглашения. Они тоже благо, но в современном мире приоритетны многосторонние соглашения. Хорошо известно, что я активный сторонник вступления Кыргызстана в Таможенный союз, хотя меня и критикуют за это. Но я убеждена: лучше состоять во многих объединениях, чем оставаться одиноким.

ВЛАСОВ: — Давайте возьмем конкретный пример с Кыргызстаном. На днях образовано совместное кыргызско–российское предприятие “Газпромнефть–Аэро Кыргызстан”. Россия, даже являясь членом Таможенного союза, сказала Кыргызстану: “Давайте создадим это СП в рамках двусторонних отношений для пополнения вашего бюджета, но с учетом того, что основная масса сырья идет из РФ, 51 процент акций будет у нас, 49 — у вас. И также отменим пошлины на ГСМ”. Вот так, последовательно двигаясь, используя и потенциал двусторонних связей, будем расширять и Таможенный союз, и формировать единое экономическое пространство. Надо договариваться, у каждого государства СНГ свои природные богатства, экономические возможности, востребованные и у партнеров. За горло никого, даже в рамках СНГ, нельзя брать. Но необходимо вырабатывать взаимоприемлемые и взаимовыгодные условия.
Даже если представить, что СНГ перестало бы существовать, нужда заставила бы другой блок создать. Нас никто не защитит, только сами себя и можем защитить. Пусть у нас межа существует между каждым государством, но есть понятие и общей границы СНГ, и общих угроз, которым надо сообща противостоять. И одна из таких угроз — наркотрафик из Афганистана.

ДЕНИСЕНКО: — Касаясь этнических вопросов, я считаю большим достоянием наших стран и нашего СНГ знание единого языка — русского. Это и одно из нынешних преимуществ Содружества.

“ВБ”: — Но нельзя не видеть, как в СНГ сужается русскоязычное пространство.

ДЕНИСЕНКО: — Конечно, сегодня востребовано владение не только одним языком, что уменьшит остроту этнических проблем. Однако необходимо дальнейшее активное использование и русского для взаимодействия в различных сферах. Мы не видели в Беларуси большой проблемы, когда путем референдума признали два государственных языка — русский и белорусский. И я очень рад, что среди представителей 140 национальностей, проживающих в Беларуси, ни на этнической, ни на религиозной почве никогда не возникало проблем. Многое, конечно, в каждом случае зависит от внутригосударственной политики. Но я сторонник того, чтобы все эти вопросы решать уже на самом первичном, бытовом уровне, начиналось с закладывания в человеке доброжелательного отношения к другим этносам.

БОЛДЖУРОВА: — Будучи министром образования, я объездила всю страну. И что характерно: о проблеме кыргызского языка говорят только в центре. Но уже более чем за 50 километров от Бишкека призывают: “Откройте нам русские классы”. Сейчас русский язык стал для нас особенно важен, потому что наша молодежь выезжает в основном в Россию. И знание его — это уже средство не только общения, но и выживания. Вместе с тем во многих районах республики все и так практически уже перешли на кыргызский язык, там не осталось русских. Возьмите некогда знаменитую школу имени Чкалова в Нарыне, где учились немцы, украинцы, русские. Сейчас она почти мононациональная.

ВЛАСОВ: — В Кыргызстане необходимо создавать требуемые условия для изучения и государственного, и официального языков, это очень важно. Вместе с тем вряд ли правильно, когда, скажем, госчиновника–кыргыза, человека в годах, прилюдно, с трибуны упрекают в незнании госязыка. Ну если не учил он его в свое время, не была отлажена такая система! И где сейчас выучит? Возможно, нужно открывать курсы при парламенте.

БОЛДЖУРОВА: — Несмотря на то, что меня иногда обвиняют в непатриотизме, называют “некыргызкой”, хотя я кыргызка в 29–м поколении, я всегда говорю: не надо язык делать политикой, политизировать его, язык — это средство общения. Нельзя не согласиться с утверждением известного политика, что сегодня, чтобы считать себя в Кыргызстане состоявшимся человеком, желательно знать кыргызский, русский, английский и компьютерный языки. Но без русского как бы могли общаться и в рамках СНГ?

ВЛАСОВ: — Видите, до декабря, когда будет отмечаться 20–летие СНГ, еще далеко, а мы уже все собрались в связи с этой датой.

БОЛДЖУРОВА: — И СНГ обязательно будет жить!

САИДОВ: — Надо лишь укрепить и реформировать Содружество, а без него наши связи потеряются.
Александр ТУЗОВ,
Евгений ДЕНИСЕНКО.
 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Если Вы уже зарегистрированы, выполните вход на сайт.

test