От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

Постсоветская Россия
Категория: Новости сайта Дата и время публикации: 07.03.2011 21:36

alt

Источник: ИноСМИ

«Русский вопрос» в политической, экономической и культурной жизни современной Украины приобретает все большую остроту и актуальность. Вряд ли какая-нибудь другая тема столь раздражает и раскалывает украинское общество. НАТО и Европа — или Россия, зона свободной торговли с ЕЭС — или же единое экономическое пространство с Россией, русский язык как второй государственный… Эти и другие вопросы, связанные с геополитическим, экономическим и цивилизационным выбором, волнуют не только власть имущих, но и значительную часть рядовых граждан. Более того, именно ответы на эти вопросы в немалой степени определяют результаты избирательных кампаний в Украине.

Скажи мне, кто твой друг…

На крайних полюсах по отношению к «русскому вопросу» находятся люди с, условно говоря, пророссийской ориентацией и люди с ярко выраженной антироссийской ментальностью. Первые свято верят в братскую любовь восточнославянских народов (в крайних проявлениях считают русских, украинцев и белорусов единым народом), выступают против переписывания славной общей истории русских и украинцев, мягко говоря, недоверчиво относятся к Европе и США, выступают за тесный военно-политический и экономический союз (вплоть до единого государства) с восточным соседом.

Вторые считают Россию «империей зла», принесшей украинскому народу в прошлом неисчислимые беды и лишения, а в настоящем — стремящейся по отношению к Украине проводить великодержавную политику. С их точки зрения, едва ли не все «русское» несет на себе налет агрессии и опасности, а Украина, чтобы состояться как действительно независимое и успешное государство, должна держаться как можно дальше от России — в политике, экономике и культуре.

У большей части украинского социума по отношению к «русскому вопросу» мнения не столь радикальны, однако по существу сводятся к двум позициям: «за» и «против». При этом и пророссийски, и антироссийски настроенные граждане склонны к гиперболизации и демонизации восточного соседа. Первые считают Россию великой, могучей и богатой державой, вызывающей у них искреннюю любовь и уважение. Вторые видят ее агрессивной, авторитарной и при этом могучей и богатой, использующей силу и богатство для подавления своих слабых соседей, что вызывает у них неприятие, а иногда страх и ненависть.

Страх, ненависть, любовь и обожание не способствуют трезвости взгляда и объективной оценке. Для Украины, которая все еще находится на перепутье и не определилась со своей системой ценностей, очень важно конструктивно разобраться в своих отношениях (исторических, геополитических, экономических и общекультурных) с северным соседом и, главное, объективно оценить его сильные и слабые стороны. Это облегчит Украине выбор оптимальной стратегии государственного и национального развития.

Место и роль России в современном глобальном мире волнует не только общественность постсоветских стран. И Запад, и Восток не может не интересовать состояние крупнейшей (почти 1/7 часть суши) и, бесспорно, самой богатой по природным ресурсам страны, сохранившей со времен СССР хоть и устаревший, но все же мощный военный, в том числе и ядерный, потенциал. А доставшаяся по наследству от СССР активная и зачастую агрессивная, особенно на постсоветском пространстве, внешняя политика приковывает внимание Запада к России. При этом, учитывая возрастающие сложности в отношениях с исламским миром и набирающим силу Китаем, Запад все чаще закрывает глаза на нарушения прав человека в России и непредсказуемые шаги Кремля на внешнеполитической арене. Именно этим объясняются терпимость, набившая оскомину «политкорректность» и практически невмешательство ЕС и США в отношения России с Грузией, Молдовой, странами Средней Азии, да и с Украиной.

Поэтому при попытке объективно оценить состояние постсоветской России автор в данной статье предлагает не учитывать зарубежные источники информации. Я также не учитывал взгляды и мнения украинских экспертов, которые в большинстве своем не обладают достоверной информацией по этому вопросу и увлекаются своими политическими и идеологическими (российскими или антироссийскими) предпочтениями. Кроме того, чтобы не получить упреки в предвзятости, автор не ссылается на источники информации, принадлежащие российским оппозиционерам.

В своих выводах о состоянии постсоветской России я опираюсь на аргументы и факты, изложенные в статьях и трудах российских ученых и экспертов, работающих в структурах Российской академии наук (РАН), Министерстве финансов и Госкомстате РФ и т.п., опубликованных в серьезной официальной российской прессе. У нас на Украине несколько превратное представление о свободе слова в России. При президентстве Ющенко подчеркивалось наличие в нашей стране свободы слова. Но мы часто забывали, что вместо свободы слова можно получить свободу трепа.

Мы также снисходительно отмечали особенности «российской управляемой демократии» с «зачищенными» СМИ. Однако авторитарная российская власть, приструнив в путинские времена телевидение и массовые, доступные для рядовых граждан печатные СМИ, разрешила нерадикально настроенной части интеллектуальной элиты не только проводить, но и печатать результаты своих серьезных экономических, демографических и социологических исследований. Конечно же, в малотиражных серьезных журналах. Справедливо рассудив, что аналитические наукоемкие статьи, опубликованные в таких журналах, как Всероссийский экономический журнал «ЭКО», «Звезда», «Новый мир» и т.д. тиражом от 1,5 до 4 тысяч экземпляров, пройдут практически незамеченными для общественности, Кремль заработал очки на поле демократии и свободы слова, не подвергнув себя ни малейшему риску. Можно констатировать, что в современной России нет свободы слова, но есть малодоступные островки серьезного научного «слова». Его анализ позволяет нарисовать объективную картину жизни современной России, как она видится изнутри незашоренным идеологией и политикой российским ученым.

Северное проклятие

Предлагаю начать анализ постсоветской России с географии. Такой, на первый взгляд, странный выбор можно объяснить тем обстоятельством, что как в России, так и за ее пределами до сих пор незаслуженно мало внимания уделяли географическим и демографическим последствиям развала СССР. Напомню, что общая площадь Советского Союза составляла 22,4 миллиона квадратных километров и на момент распада (1991 год) в нем проживало около 280 миллионов человеек, из них 138 миллионов — этнических русских. Современная Россия имеет площадь в 17,07 миллионов квадратных километров и ее население составляет 142 миллиона человек (на 2010 год). В СССР русский народ и на официальном, и на подсознательном уровне считал себя главным системообразующим этносом («старшим братом»), создавшим героическими боевыми и трудовыми подвигами великое и могучее государство. Искренними отголосками этого распространенного мнения о роли русского народа является недавнее скандальное заявление В.Путина о вкладе русских в победу СССР в Великой Отечественной войне, которую, по мнению премьера и экс-президента РФ, русские обеспечили едва ли не единолично (см. «ЗН», №47, 18 декабря 2010 г.).

Дело в том, что результаты развала СССР украинцы, грузины, литовцы и другие народы бывшего Советского Союза в своем большинстве восприняли, как приобретение свободы и независимости, а русские – как незаслуженную потерю значительной части ими завоеванного и созданного государства. В сознание не только русской элиты, но и простого народа на протяжении последних 500 лет державной властью и церковью вдалбливалась мысль об особой миссии Российского государства как Третьего Рима. Практически все историки от Карамзина до Ключевского подчеркивали, что главной целью и стержнем российской истории и политики было расширение, освоение и колонизация окружающих Московскую Русь обширных пространств. Главным же смыслом жизни народа было беззаветное служение своему Отечеству, ради славы и величия которого русский человек должен был напряженно трудиться, совершать военные подвиги, а в случае необходимости — отдать свою жизнь. В социуме сформировался уникальный менталитет, сочетающий элементы коллективизма, патернализма, превалирования государственного над приватным и постоянной мобилизованности с милитаристским уклоном. Важно подчеркнуть, что эту святую миссию пытались с разным успехом реализовать все российские цари и вожди, начиная с Ивана Грозного до Иосифа Сталина.

И вот в одночасье, в 1991 году, могучее государство, создаваемое кровью, потом и страшными лишениями великого народа, рухнуло. При этом важно не только то, что, по мнению большинства русских, они незаслуженно потеряли 5,3 миллионов квадратных километров (почти 25%) своей территории и половину населения. Обидно, что утрачена лучшая часть территории.

В статьях ученых РАН Е.Андреевой «Арктика: что тормозит реализацию федеральных программ?» и В.Лаженцева «Социально-экономические проблемы Севера России», опубликованных во Всероссийском экономическом журнале «ЭКО» № 12 за 2010 г., приводятся такие данные. Российский Север занимает 11,4 миллионов квадратных километров, т. е. почти 65% территории России. Из них по международной классификации: 5,4 миллионов квадратных километров — абсолютно дискомфортная зона для проживания человека; 3,4 миллиона квадратных километров — экстремально-дискомфортная зона и 2,5 миллиона квадратных километров — дискомфортная зона.

Большая часть территории современной России практически непригодна для жизни человека! Ни в одной стране мира на таких территориях люди не живут на постоянной основе (Север Канады, Антарктида), за исключением местных народностей, веками адаптировавшихся к тяжелым природным условиям (эскимосы и алеуты) и приезжающих по вахтенному методу наемных работников.

На Севере постоянно проживает 11 миллионов человек (из них только 1,6 миллионов — коренные народы). Е.Андреева, описывая в своей статье условия жизни россиян на Севере, в качестве типичного примера приводит условия существования в центре никелевого производства в Норильске. По ее словам, жизнь в этом городе, где проживает 205 тысяч человек, — настоящий «роман ужасов». С 2003 года там прекращено строительство нового жилья, при том, что официально 85% жилья относится к категории ветхого. По данным комиссии Росприроднадзора в Норильске в 2007 году зафиксировано превышение предельно допустимых норм по тяжелым металлам в сточных водах: по железу — в 270 раз; фосфату — в 370 раз; никелю — в 630 раз; нитратам — в 633 раза; меди — в 2400 раз.

Понятно, почему уровень заболеваемости среди северян превышает средний по стране в три-пять раз, а продолжительность их жизни на 10 лет ниже средней по России.

В.Лаженцев в своей статье сообщает, что в этих практически невыносимых для жизни условиях добывается 90% природного газа, 75% — нефти, 80% — золота, 90% — меди и никеля, 100% — алмазов и платины и 25 % — древесины, т.е. практически «куется богатство» России.

Парадоксальная экономика или «голландская болезнь»

В Украине сложилось едва ли не общераспространенное мнение, что постсоветская Россия обладает мощным финансовым, сырьевым и промышленным потенциалом и достаточно интенсивно развивает экономику. Некоторые эксперты явно по недоразумению включили ее в группу БРИК (Бразилия, Россия, Индия и Китай) — крупных развивающихся стран, которые по уровню ВВП быстро приближаются к экономически развитым странам. На самом же деле Россию следует отнести к регрессирующим странам. В статье В.Цветкова (РАН) и Е.Прудиус (Минфин РФ) «Иллюзия благополучия парадоксальной экономики», написанной еще в докризисный период («ЭКО», №8, 2007 г.) приведены данные о росте объемов промышленного производства (ПП) по результатам 2006 года по сравнению с 1991 годом в разных странах. Если в Китае за это время объем ПП вырос в 5,5 раза, в Польше — в 2,3 раза, в Казахстане — в 1,9 раза, то в России упал почти на 18% (82,4% от уровня 1991 года).

Более свежие и детализированные данные по разным отраслям экономики России приводит в статье «Анализ структурных изменений в экономике России в условиях межотраслевой конкуренции» («ЭКО», № 11, 2010 г.) экономист В.Гильмундинов. Из графиков зависимости соответственно индексов и объемов производства основных отраслей экономики и промышленности России в 1991—2009 годах в сопоставимых ценах (1990 год — 100%) видно, что за последние 20 лет ни одна отрасль экономики России, за исключением розничной торговли, не только в объемах, но и в ценовых показателях не достигла уровня 1990 года. Например, объем грузоперевозок транспорта составил всего 73% к уровню 1990 г., строительных работ — 77%, промышленного производства — 79%, объем сельскохозяйственной продукции — 81%, а объемы производства в легкой промышленности упали ниже 20% от уровня 1990 года.

Уже упомянутый мною доктор экономических наук В.Цветков, занимающий должность заместителя директора Института проблем рынка РАН в своих статьях приводит убийственную статистику:

— свыше 80% национального экспорта России приходится на поставки минерального сырья и полуфабрикатов (нефть, газ, необработанные алмазы, алюминий, никель, азотные удобрения, прокат черных металлов);

— Россия ежегодно экспортирует высокотехнологической продукции на сумму около 3 миллиардов долларов или в пять раз меньше, чем Таиланд, и в 10 раз меньше, чем Китай;

— доля России в мировом экспорте информационного оборудования составляет 0,04% (а Китая — 7,1%, т.е. в 178 раз больше!);

— Россия экспортирует 60% добываемой нефти, 35% добываемого природного газа; 90% меди, 97% никеля, 98% алюминия и 90% минеральных удобрений, которые недополучает отечественная пашня, в результате чего в стране не обеспечена продовольственная безопасность (Россия ежегодно закупает более 50% продовольственных продуктов на сумму свыше 30 миллиардов долларов);

— физический объем экспорта практически не растет — все достигается за счет благоприятной конъюнктуры цен на сырье.

Экономика России тяжело больна «голландской болезнью» (острой зависимостью экономики и бюджета от экспорта одного-двух видов сырья, который обеспечивает львиную долю доходов государства; при этом удовлетворение потребностей населения в товарах и услугах осуществляется за счет импорта, а собственное производство развивается слабо). Ученые всерьез обсуждают не только проблему «северного», но и «сырьевого проклятия России», подчеркивая, что наличие больших запасов минерального сырья в значительной степени мешает стране заняться серьезной модернизацией производства и поставить безнадежно устаревшую экономику на современные рельсы.

Российские геологи и специалисты в области энергетических ресурсов с тревогой констатируют, что после 2000 года добыча нефти и газа (основных продуктов экспорта) вдвое опережает прирост запасов. После 1990 года в России не открыто ни одного крупного месторождения нефти или газа. Тенденция снижения добычи и сокращения запасов характерна для всех полезных ископаемых, добываемых в России. Если в ближайшие годы не последуют энергичные меры по геологоразведке, то до 2025 года будут почти полностью исчерпаны разведанные залежи нефти, газа, свинца, молибдена, никеля, меди, олова, а запасы алмазов, золота и серебра — еще раньше.

Экономику современной России можно назвать не только парадоксальной, но и уникальной. Как было показано ранее, все 20 лет Россия в экономическом отношении топчется на месте по макроэкономическим показателям, не достигнув уровня 1990 года, бездарно проедая оставшееся с советских времен небогатое наследство. В стране за это время не построено ни одной крупной или средней атомной, гидро- или тепловой электростанции, не введено в эксплуатацию ни одного современного отечественного завода (за исключением совместных предприятий с использованием зарубежного капитала и технологий), не проложено ни одной новой ветки железной дороги, не разработано ни одной новой отечественной модели самолета, тепловоза, электровоза или серийного автомобиля. Практически страна сидит на наркотической газонефтяной трубе, обеспечивая за счет продажи экспортируемого сырья огромные доходы властной верхушке и „назначенным“ олигархам, и на оставшиеся деньги снабжая население импортным продовольствием, китайским ширпотребом и корейской бытовой техникой.

Все это усугубляется катастрофическим старением основного производственного оборудования и инфраструктуры. Более 60% основных фондов российских предприятий отслужили допустимый срок, и их эксплуатация в любой момент может привести к техногенным катастрофам, подобным крупной аварии на Саяно-Шушенской ГЭС. Кандидат экономических наук Д.Фомин в статье «Коммунальная антропология» («ЭКО», № 12, 2010 г.), анализируя состояние инфраструктуры и жилищно-коммунального хозяйства современной России, с горечью пишет: «По сути, сегодня все российское население, независимо от размера своего дохода, является заложником итогов двадцатилетнего разграбления страны, своей общественной пассивности и политического безразличия. По моему глубокому убеждению, изменить сегодняшнюю ситуацию способно одно — катастрофа. Крупная и масштабная катастрофа, которая затронет и потрясет все общество. Катастрофа, по сравнению с которой разрушение крупнейшей гидростанции, взрыв крупнейшей шахты или массовые лесные пожары покажутся невинными детскими утренниками. Когда все это произойдет? Расчеты показывают, что очень скоро… Вопрос времени здесь уже не принципиален. Принципиален другой вопрос — как выжить социуму в условиях распада жизнеобеспечивающих систем, выжить в условиях тяжелейшего экономического и политического кризиса. Сегодняшнее российское общество и его элита не располагают никакими превентивными возможностями, и потому бескризисный сценарий развития будущего просто невозможен».

Деградация социума: над пропастью

Экономические и технологические проблемы постсоветской России усугубляются негативными демографическими и социальными процессами, приобретающими в последнее время все большую остроту. Демограф М.Клупт в книге «Демография регионов Земли» (изд. «Питер», 2008 г.) констатирует, что по значению коэффициента естественного прироста населения Россия, Белоруссия и Украина занимают три последних места в мире (он у них отрицательный, т.е. количество умерших превышает количество родившихся). Но Россия выглядит несколько лучше Белоруссии и Украины за счет высокой рождаемости проживающих в ней мусульманских народов и значительного количества мигрантов, переехавших в Россию в 90-е годы сразу после распада СССР (сейчас поток мигрантов практически иссяк, кроме трудовых мигрантов, о чем будет сказано ниже). По расчетам ООН, к 2050 году население России при сохранении существующих тенденций уменьшится на 21,5%.

Для России характерен исключительно высокий разрыв между продолжительностью жизни женщин и мужчин — около 13 лет (в мире в целом — около четырех лет, в развитых странах — шесть-семь лет). По этому показателю Россия занимает первое место в мире. Мужчины в среднем живут около 58 лет, потому что очень велика доля смертей от так называемых внешних причин: травм, отравлений, убийств и самоубийств (в среднем по стране около 13% всех смертей). По количеству потребления алкоголя на душу населения, по количеству убийств (в среднем 80 тысяч в год по официальной статистике, учитывающей только моментальное убийство на месте преступления), а также детей-беспризорников Россия в последние годы занимает уверенное первое место в мире.

Даже МВД РФ вынуждено признать остроту криминогенной обстановки в стране: количество осужденных в России приближается к 900 тысяч человек, уровень рецидивной преступности превысил 46%, официально зарегистрировано 731 тысяч детей-беспризорников, армия которых ежегодно увеличивается на 130 тысяч человек. Однако МВД РФ соглашается, что эти цифры, особенно по беспризорникам, сильно занижены. По данным же Института социально-экономических исследований РАН к началу 2011 года в России уже насчитывалось: 4 миллиона бомжей, 3 миллиона нищих, около 5 миллионов беспризорных детей.

Госкомстат РФ, проанализировав стекающуюся к нему информацию, сообщает:

— почти каждый пятый российский ребенок — детдомовец или беспризорник (как правило, при живых родителях);

— после выхода из детдома 30% ребят становятся бомжами, 20% — преступниками и почти 10% — самоубийцами.

Столь мрачная демографическая и криминогенная ситуация во многом объясняется чудовищным социальным расслоением населения. В.Топилина (РАН) в статье «Экономический потенциал населения России начала XXI века» («ЭКО», №7, 2006 г.) приводит статистические данные о слоях российского социума по уровню доходов на душу населения на конец 2005 года:

бедные (меньше 100 долларов на человека) — 19,1%;

малообеспеченные (100— 300 долларов) — 50,7%;

средний нижний слой (300—600 долларов) — 24,1%;

средний верхний слой (600—900 долларов) — 3,8%;

состоятельные (свыше 900 долларов) — 2,3%.

Лишь около 14% населения России имеют банковские сбережения — средний размер вкладов на душу населения по России составлял на 2006 г. 6444 рублей (на тот момент — около 300 долларов). Следует заметить, что, по европейским критериям, все слои населения России, кроме состоятельных, необходимо отнести к бедным и малообеспеченным, при том, что цены на продукты, товары и коммунальные тарифы почти сравнялись со среднеевропейскими.

Львиная доля заработанных на экспорте сырья денег (а других денег в России практически нет) оседает на зарубежных счетах или в карманах властной верхушки и «назначенных» олигархов. Официально в России – 160 тысяч долларовых миллионеров и несколько десятков миллиардеров. Но российские и международные эксперты считают, что их количество в 2,5—3 раза выше. По данным журнала Forbes суммарное состояние 14 самых богатых граждан России соответствует 26% ВВП страны (для сравнения — суммарный капитал 39 самых богатых американцев равен 4,5% ВВП). Ученые США и РАН России сходятся во мнении, что интегральный показатель имущественного расслоения населения — децильный коэффициент, равный соотношению доходов 10% самых богатых граждан страны к 10% самых бедных граждан в России равен ~ 36 (в скандинавских странах 3—4, в Европе 5—7, в США около 11). Ученые обеих стран сходятся во мнении, что реальный децильный коэффициент в России трудно посчитать, и он значительно выше из-за систематического увода в тень доходов богатых россиян (доходы наибеднейших слоев населения прозрачны, и практически не могут быть искажены).

Значительное расслоение населения происходит и по географическому принципу. Уровень доходов и качество жизни населения в Москве и, в меньшей степени, в Санкт-Петербурге на порядок превосходит средний по стране. Именно «московские впечатления» туристов, зарубежных журналистов и трудовых мигрантов создают обманчивую иллюзию богатства России и относительно высокого уровня зарплаты ее жителей.

В постсоветской России построено авторитарное государство, выражающее интересы правящего класса, — пишут в статье «Государство как частная собственность бюрократии» («ЭКО», №11, 2009 г.) экономисты Ю.Швецов и О.Булаш. Если в СССР один чиновник приходился на 220 жителей, то в современной России на каждые 100 россиян — один бюрократ (не считая силовых органов, бизнес-структур, общественных и партийных организаций). К началу 2009 года зарплата федеральных и региональных чиновников среднего и высокого ранга достигла 4—6 тысяч долл. в месяц. Что сопоставимо с окладами их коллег в богатых США. Экс-мэр Москвы, борец за «русский Крым» Ю.Лужков накануне отставки имел официальный оклад 800 тыс. руб. в месяц (27 тыс. долл.), что значительно превосходит оклады мэров Парижа или Вашингтона. Эти оклады не учитывают взяток и «откатов», значительно превышающих официальную зарплату и регулярно пополняющих доходы власть имущих.

Еще одной серьезной проблемой современной России является ситуация с трудовой миграцией. По информации Российского центра миграционных исследований общая численность трудовых мигрантов в стране оценивается приблизительно в 7—12 миллионов человек (точные цифры определить трудно из-за большого числа нелегалов). Эксперты считают, что в целом по России мигранты составляют 12—15% занятого населения. Особенно много их в Москве на предприятиях нефтегазового комплекса, в строительстве и торговле. Среди зарубежных трудовых мигрантов много граждан Азербайджана, Украины, Молдовы, республик Средней Азии; многочисленны диаспоры китайцев и вьетнамцев. Почти 700 тысяч высококвалифицированных специалистов из Евросоюза ежегодно приезжают на работу в Россию из-за острого дефицита в стране собственных квалифицированных кадров. Массовый алкоголизм, наркомания, бытовое и социальное разложение привели к тому, что, несмотря на значительную безработицу, российские предприниматели и на не престижные, неквалифицированные должности часто вынуждены нанимать гастарбайтеров.

По современным меркам, Россия является бедной страной. Но ее граждане, в отличие от жителей других постсоветских государств, относительно мало выезжают на заработки. Так, в Европу по данным миграционного центра в среднем в год выезжает около 70 тысяч человек — это в основном высокообразованные специалисты (программисты, ученые, вузовские преподаватели и т.п.). Доля лиц низкой квалификации в европейской трудовой миграции ничтожно мала. Это объясняется не только их низкой квалификацией и в целом плохой репутацией, но и географической, финансовой ситуацией в стране. Согласитесь, что крестьянину из закарпатского села или строителю из Кишинева гораздо легче и дешевле добраться до Европы, чем их коллегам из рязанских сел и уральских поселков. Большинство населения России рассматривают гастарбайтеров как резко отрицательное явление; на этой почве растут ксенофобия и агрессия к «чужакам».

Национальная идея: трансформация знаменитой триады

После развала СССР Россия, как и другие постсоветские государства, долгое время не могла определиться с «национальной идеей». Возврат к дореволюционным имперским ценностям вызвал определенный интерес к знаменитой триаде «православие, самодержавие, народность», сформулированной графом С.Уваровым в качестве национальной русской идеи в годы правления Николая I. Большевики, вначале категорически отвергавшие все символы царской России, в сталинскую эпоху вновь взяли на вооружение многие элементы русской национальной и в то же время имперской идеологии, безусловно, трансформировав их значение. После Великой Отечественной войны И.Сталин сделал значительные послабления Русской православной церкви.

Однако понятно, что в Советском Союзе православие не могло стать составляющей национальной идеи: в триаде его заменили «коммунистической религией» — большевизмом. Самодержавие (абсолютизм) вызывало у Сталина позитивные эмоции. По его прямым указаниям историки, литераторы и кинематографисты внушали народным массам беззаветную любовь к диктаторам и вождям, уважение к сильной и жесткой тоталитарной власти. Можно сказать, что в системе национальных и государственных ценностей самодержавие практически сохранилось, правда, в тоталитарных «одеждах».

Что касается народности, то этот символ большевики сохранили и даже приумножили. При них трудовой народ (в советских словарях и энциклопедиях долгое время термин «народ» сопровождали разъяснением «трудовой народ») стал на словах носителем власти. В любви к трудовому народу постоянно признавались представители партийной, государственной и административно-производственной номенклатуры; в честь народа писались романы, пьесы, песни и снимались кинофильмы. «Искусство принадлежало народу», «Земля и недра, заводы и фабрики принадлежали народу». Самое удивительное, что значительная часть народа в это верила, а многие и сейчас продолжают верить.

Систематическое уничтожение и запугивание лучшей части народа — творческой, оригинальной и думающей — на протяжении всей советской истории привело к чудовищной деградации социума. Деморализованное и обескровленное общество можно было обмануть лицемерной лживой пропагандой и «построить» с помощью постоянного давления и репрессий. Однако примитивная большевистская политическая и экономическая доктрина (плановая централизованная государственная система хозяйствования) с самого начала показала свою абсолютную неэффективность. Ни в сельском хозяйстве, ни в легкой, ни в тяжелой промышленности, за исключением ВПК, на который были брошены едва ли не все финансовые и интеллектуальные ресурсы державы, советская система не смогла достичь весомых результатов. В обществе расцвели «пофигизм», показуха, не только крупное, но и повсеместное мелкое воровство, уровень социального капитала — взаимного доверия — упал почти до нуля. Советский Союз еще продержался в 70-е — начале 80-х годов XX в. по инерции и за счет экспорта нефти, но как только мировые цены на нефть резко упали – рухнул.

В постсоветские времена, особенно путинские, происходит удивительная трансформация «народности». В СССР это понятие с постоянными лицемерными мантрами о мудрости, доброте и духовности простого народа было неприкасаемой «священной коровой». На любое исследование, а тем более публикацию информации о реальных ментальных особенностях советского народа (бытовых, производственных, нравственных и т.д.) существовало жесткое табу (эта рудиментарная совково-народническая традиция в полной мере сохранилась в постсоветской Украине и используется всеми партиями от «Свободы» до регионалов). В путинской России шлюзы прорвало, и деятелям культуры и искусства позволили проводить серьезные социологические исследования и даже публиковать (в малотиражных изданиях) свои мысли и выводы о качестве человеческого материала в современной России.

Например, известные социологи Л.Гудков и Б.Дубин из Центра изучения общественного мнения в таких выражениях описывают катастрофу российского социума («Приватизация полиции», «Вестник общественного мнения», № 81, 2006 г.): «Жители России являются архаичными и примитивными людьми. Рабочие представляют собой пьяниц и воров, которые не хотят честно и интенсивно трудиться и постоянно жалуются на низкую заработную плату. У них отсутствует мотивация, и они не способны к творчеству... Россияне пассивны и сопротивляются переменам. Они почитают слабых, бедных и страдающих, т. е. неудачников. Они часто ссорятся с коллегами, родственниками и соседями. Подъезды и лифты они превратили в туалеты... Культурный уровень россиян крайне низок. Жители России страдают комплексом неполноценности и отличаются пессимизмом. Они не любят и не уважают самих себя…».

Игры в демократию

На первый взгляд, странный феномен подобной откровенности объясняется не тем, что российская власть решила поиграть в демократию и разрешила ученым и, как будет показано ниже, художникам слова и кинематографистам высказать свое мнение о народе. Дело, конечно, и не в том, что мнение творческой элиты по этому поводу совпадает с истинным отношением власти к подданным («лузеров» к «лохам», говоря молодежным сленгом). Скорее всего, со стороны власти имеет место сложная стратегия, включающая в себя несколько пунктов:

1) показать «народу» его истинное лицо, чтобы он знал свое место и понимал, что без мудрых и, главное, сильных правителей он ни на что не способен;

2) окончательно рассорить «простой народ» с «умниками» — творческой интеллигенцией, в очередной раз продемонстрировав ее «чуждое» нутро;

3) в случае вполне возможного государственного и национального краха облегчить себе определенное алиби в глазах международной общественности (ну что можно было сделать с таким народом?).

Изложенные факты и выводы о состоянии экономики, демографии и социальной жизни постсоветской России, обобщающие мнения российских ученых и экспертов, для полноты картины можно дополнить взглядами современных российских деятелей искусства. «Зачистив», как уже отмечалось, массовые СМИ, российская власть милостиво разрешила свободное творчество. Там уже давно не преследуют писателей, поэтов, режиссеров и художников. Конечно, в случае необходимости без шума «уберут» слишком смелых журналистов, посмевших высветить конкретную актуальную тему, персонально затронувшую кого-то из властной верхушки. А что касается «толстых журналов», артхаузного и фестивального «кино не для всех» — творите сколько угодно, особенно в метафорической и символической формах. Народ вашу заумь все равно читать не будет, Проханова, Акунина и Маринину всегда предпочтет — Сорокину, обоим Ерофеевым, Сенчину или Павлову, а сериалы про доблестных ментов и несчастную любовь — «нудным» фильмам Сокурова, Лунгина или Германа. Редкие же ценители современного российского искусства знают, какой пронзительной болью и отчаянием о судьбе родины наполнены их произведения. В них постсоветская Россия предстает «диким полем», жестокая и мерзкая власть которой вывезла за рубеж «свои» деньги и своих детей, а одичавшее, с трудом выживающее население не имеет никакой перспективы.

«У нас криминальное гетто, увы, не отделено от социума. Государство воспринимает преступный мир как конкурирующую банду, норовит влезть во все щели, контролировать все и вся. Законы и там, и там одни и те же — везде равно царят бескомпромиссное насилие и презрение к личности... Мы словно застряли психологически и ментально на пороге современного мира. Силимся войти и не можем. Больше того, очевидно дрейфуем в сторону упрощенного варварства. Политкорректность в современной России — жупел. И на все вызовы, связанные с глобализацией, миграцией и нашествием иноверцев, публика тупо реагирует по старинке: бей, выселяй, загоняй в гетто, «пусть знают, кто в доме хозяин!», сползая в зоологический, пещерный расизм. Власть можно поменять. Можно переписать законы. Устройство мозга поменять гораздо сложнее. И последствия деградации в этой области могут — увы — оказаться для России фатальными» (Н.Сиривли «Пророк», «Новый мир», №9, 2010 г.).

Многочисленные отечественные сторонники «братской любви славянских народов» и «русского пути», если таковые окажутся среди читателей данной статьи, вспомнят свой любимый контрдовод «сам дурак», и в гневе воскликнут: «Еще один русофоб несчастный нашелся! А что, ваша ни на что путное не способная Украина — лучше?»

Для критиков хочу еще раз подчеркнуть, что, во-первых, все аргументы, факты и выводы, приведенные в данной статье, взяты из серьезной официальной российской прессы и принадлежат российским ученым и экспертам, работающим в структурах Российской академии наук, Министерства финансов РФ, Госкомстата РФ и т.п. Во-вторых, политическая, экономическая и демографическая ситуация на Украине действительно не намного лучше, чем в России (эта тема требует отдельного серьезного разговора). И наконец, в-третьих, если мы действительно хотим быть и, главное, жить лучше, пора нам на Украине перестать верить в чужие лживые мифы и поискать себе друзей, союзников и стратегических партнеров в других краях.
 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Если Вы уже зарегистрированы, выполните вход на сайт.

test