От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

Русский язык — это судьба
Категория: Новости сайта Дата и время публикации: 18.02.2011 22:14

alt

Источник: Вечерний Бишкек

На днях президент России Дмитрий Медведев подписал указ о присуждении высшей духовной награды — медали Пушкина — президенту Ассоциации русистов Кыргызстана, доктору филологических наук, профессору КТУ “Манас” Замире ДЕРБИШЕВОЙ. В удостоверении, подписанном российским лидером, сказано: “За заслуги в области культуры, просвещения, гуманитарных наук, литературы и искусства, за большой вклад в изучение и сохранение культурного наследия, сближение и взаимообогащение культур, наций и народностей”.

Одна сторона медали
— Эту награду я воспринимаю как аванс на будущее, ведь в России так высоко оценили мои усилия по популяризации и поддержке русского языка. Наша ассоциация была создана в 2008 году, хотя в других странах СНГ такие организации уже существовали. Дело в том, что в плане состояния русского языка Кыргызстан действительно был благополучной республикой. Всегда считалось, что именно здесь один из чистых вариантов русского языка, и особых тревог относительно того, что он будет каким–то образом ущемлен, не возникало. К тому же в отличие от других государств он получил официальный статус.
Но когда мы провели социологическое исследование, получили шокирующие результаты: оказалось, что коммуникативное пространство русского языка стремительно сужается, 70 (!) процентов населения республики уже вообще не говорят по–русски. Что у турков, которые приезжают к нам учиться, что у кыргызских ребят из регионов знание языка отсутствует даже на бытовом уровне. Единственное преимущество у наших в том, что они владеют кириллицей, а турки пишут на латинице. И это стало вызывать тревогу, надо было срочно привлекать внимание общественности к этой проблеме, чтобы защитить позиции русского языка.
Страна испытывает языковой кризис. В чем он выражается? Несмотря на то что кыргызский является государственным языком и для него создаются все условия, судьба и перспективы его тоже вызывают озабоченность. Любой развитый язык должен полноценно выполнять свои функции. Их пять: разговорно–бытовая, публицистическая, художественная, официально–деловая и образовательная. Это основные сферы, которые должен обслуживать любой язык, если он является государственным.
Что касается кыргызского языка, то за 20 лет он заметно прогрессировал, фактически состоялся как средство общения, публицистики, художественной литературы. Что касается официально–деловой сферы, то в регионах уже сама ситуация заставляет развивать язык в этом направлении, потому что там образовалась моноязычная среда. А вот в основной сфере — образования и науки, которая формирует интеллектуальный слой нации, этот язык не работает. И для того чтобы он работал, одних только указов и законов недостаточно. Нужно трудиться не один десяток лет.
У нас вся учебно–методическая литература по специальностям поступает из России. Переводом этих книг с русского на кыргызский никто не будет заниматься, потому что это очень трудоемкая работа, нужны специалисты по научно–техническому переводу. Либо надо создавать свою литературу. Но образование — это фактически прикладное значение науки, а наука не может быть национальной, она общечеловеческая. Поэтому говорить, что наука может иметь национальное лицо, абсурд. Можно говорить о национальной истории, литературе, географии. Но о национальной математике, физике, химии говорить невозможно. Поэтому для получения знаний нам надо пользоваться тем языком, на котором у нас уже имеются багаж и традиции. Никакого другого пути, как только сохранить русский язык как язык образования и науки, нет. Для создания собственного научного сегмента у нас, к сожалению, нет ни базы, ни предпосылок.

Не мы немы?
— Кроме Славянского университета, сейчас во многих вузах, в том числе Национальном, БГУ, Академии управления при президенте, техническом университете, медакадемии, уже почти не осталось носителей русского языка. Там работают фактически только кыргызы. Неплохие специалисты, с соответствующим образованием, но подавляющее большинство из них уже не владеют нормами русского языка на должном уровне. Они говорят с жутким акцентом, не могут выразить мысль. На языке надо размышлять, чтобы на нем преподавать. Качество преподавания сказывается и на уровне знаний студентов. И получается, что мы в тупике: кыргызский язык еще полноценно не выполняет свои функции как государственный, а русский уже не может их выполнять. Это действительно плачевное состояние.
Нам никак нельзя замыкаться только в своем мире, отказываться от русского языка. Он наш проводник в информационном пространстве, окно в мир, где мы можем иметь контакты и сотрудничество, развивать науку, культуру. И формулировки типа “Если бы не русский язык, кыргызский бы преуспел” недопустимы.
Например, в Азербайджане, Молдове люди уже почти не владеют великим и могучим и испытывают в этом плане дискомфорт. Они вроде бы развивают национальные язык, культуру, но в то же время становятся более закрытыми и изолированными. Это, наверное, пессимистический прогноз, но, мне кажется, нас ждет то же самое: со временем русский язык мы потеряем, а другой не обретем. Вот что вызывает тревогу. Разумная часть наших сограждан понимают это, они всегда говорят о том, что без русского языка нам никак нельзя, надо оберегать его. Его действительно надо защищать.
Ассоциация русистов занимается популяризацией русского языка. В прошлом году мы провели симпозиум под названием: “Русский язык — язык науки и высшего образования”, приуроченный к Дню славянской письменности. Поступило много заявок от лингвистов из ближнего и дальнего зарубежья. Симпозиум был назначен на май, а в апреле в стране произошли известные события. Я подумала, что все сорвется. Но, к счастью, все гости подтвердили свое участие. Даже ученые из Чехии не побоялись, приехали.
В этом году задумали еще более грандиозное мероприятие — фестиваль русской словесности, который уже стартовал 25 января и закончится к Дню славянской письменности, 25 мая. Как и симпозиум, фестиваль проводим при содействии российского посольства и федерального агентства “Россотрудничество”, нам очень помогает советник посольства Лидия Николаевна Дьяченко. Фестиваль предполагает конкурс рисунков, посвященных произведениям русских писателей, школьных и студенческих эссе на тему “Что значит для меня русский язык” среди школьников и студентов. Запланировано еще два конкурса — чтецов и театральных постановок. Не представляете, столько желающих во всех уголках республики оказалось! Это означает, что интерес к русскому языку у молодого поколения есть, надо его поддерживать, не позволить потерять эту связь. Торжественное закрытие фестиваля состоится в Русском драмтеатре, договоренность об этом с директором у нас уже имеется.

Клубок под каблук

— Как вы думаете, какие шаги должны предпринять Министерство образования и науки, комитет по образованию ЖК, отдел этнического развития аппарата президента, чтобы русский язык не был утрачен окончательно? Какой должна быть образовательная политика?
— Это такой большой клубок вопросов, над решением которых надо очень серьезно думать. Это и отсутствие специалистов, хорошо владеющих русским языком, учебной литературы. Надо прежде всего повышать уровень преподавания на русском языке по всем специальностям. Раньше приезжих из регионов, не владеющих русским, обучали на специальных подготовительных курсах, где они занимались целый год, потом сдавали экзамены.
Еще одна проблема — отсутствие современной методики преподавания. У нас сейчас русский язык преподают на кыргызском, да и методика допотопная, основанная только на грамматике. В России сейчас разработаны великолепные методики преподавания, у зарубежных лингвистов эти книги нарасхват. Запускаются совместные проекты. Кстати, один такой проект — “Русский учебник” — мы тоже реализуем совместно с КРСУ. Адаптируем российские учебники с учетом региональных особенностей для местных школ.

— А как привлечь квалифицированных русистов в регионы?
— Это уже проблема экономическая, ее надо решать в системном порядке. Это больной вопрос. Мы с послом России Власовым обсуждали его. Была даже мысль материально поддержать учителей русского языка, но опасаемся, что это неадекватно будет воспринято в обществе.

— Почему сами вы выбрали русскую филологию?
— Папа у меня был экономист, один из первых кыргызских интеллигентов, он прекрасно владел русским языком. Под влиянием отца и у меня пробудился интерес к словесности. До того как пойти в школу, я уже знала азбуку наизусть, потом пошла в русскую школу. Моя первая учительница Едвокия Григорьевна тоже была из настоящих русских интеллигентов. По русскому языку и литературе у меня всегда были хорошие оценки, я участвовала в олимпиадах. По сути, выросла на русской классике. Это формировало мое детское мировоззрение. Поэтому у меня не было никаких других планов, как только стать филологом. Я поступила в Воронежский университет, в то время он был базой Царского Юрьевского университета. Училась у таких корифеев, как Игорь Павлович Распопов, Зинаида Даниловна Попова, Валентина Ивановна Собинникова, Алексей Михайлович Ломов. Там же к славянским языкам приобщилась. Поскольку я была одной из лучших на курсе, меня рекомендовали в аспирантуру в Москву, где я училась четыре года. Фактически в России я прожила девять лет, так что русский язык — моя судьба...

Домой, в Россию

— Значит, в Россию вы приезжаете как домой?
— Да! Конечно, неприятно осознавать, что там случаются националистические выплески. Но российские коллеги меня всегда встречают как свою. Поэтому в России я чувствую себя комфортно.

— При турецком университете “Манас” вы организовали межвузовский семинар по проблемам лингвистики. Он и теперь проводится?
— Я работаю в двух диссертационных советах — в КРСУ по сопоставительному языкознанию и в НАН по тюркологии. Уровень нынешних аспирантов просто кошмарный, диссертации, которые представляются к защите, слабее иных дипломных работ. Фактически происходит деградация отечественной науки. На протяжении восьми лет я работаю в диссертационном совете в Институте мировых языков имени Абылай хана в Алматы. Так уровень работ у них и у нас — небо и земля. Поэтому я решила на голом энтузиазме создать межвузовский семинар “Актуальные проблемы современной лингвистики”. Привлекла самых талантливых наших лингвистов, докторов наук, которые имеют свои концепцию, теорию. Это как глоток свежего воздуха. Аспиранты с удовольствием посещают эти семинары.
Кроме того, не без моего участия для турецких граждан был открыт бакалавриат “Русский язык и литература”. Каждый год из Турции приезжают по 25 человек. Мы составили для них специальную программу, они выходят дипломированными русистами. В Турции очень большой интерес к языку Пушкина, и изучать его они едут именно к нам.

нагрудный знак
Медалью Пушкина в Кыргызстане в разные годы были награждены деятели культуры, образования и искусства. Среди них бывший президент Аскар Акаев, заведующая кафедрой теории и истории русской литературы КНУ имени Баласагына Чолпон Джолдошева, ректор Славянского университета Владимир Нифадьев, директор научно–исследовательского института регионального славяноведения КРСУ Михаил Рудов, начальник управления научной политики КНУ имени Баласагына Вячеслав Шаповалов, доцент КРСУ Виктор Шестопал.
Амалия БЕНЛИЯН.
Фото Темира СЫДЫКБЕКОВА.
 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Если Вы уже зарегистрированы, выполните вход на сайт.

test